гп: мародёры | ноябрь 79 | NC-17

1/08 — теракт на Angel 0 замяли в прессе;
3/08 — из строя вышли все волшебные палочки с сердцевиной дракона
07/08 — Министерство оказывает помощь молодым предпринимателям — открытие необычного маркета "Звонкая Аллея"
20/08 — драконы в Гринвиче! Район оцеплен сотрудниками, ведётся расследование;
24/08 — загадочный пожар в Уатчапеле
пост недели: Не зря она сбежала в Абергавенни. Целая дюжина дней тишины и спокойствия. Вдали от маминых вздохов в камин – «не переживай, Ру-Ру, всё обязательно сбудется». От папиных намёков на спрятанные у Дебби под подушкой письмах с «неправильными, как твоя матушка выражается, буквами». От обнаглевшего пуще прежнего братца, который, стоило сестре сбежать из Министерства и поселиться у него на диване, воспринимал её не иначе как необычно крупного и неудобно прожорливого домового эльфа. Даже имя произносил, насмешливо удваивая согласные, надменным тоном самопровозглашённого богача. «Рубби, дорогуша, сгоняй в Котёл за обедом», «Рубби, деточка, встреть дядюшку Луи – платформа 7 и ¼, 5 утра», «Рубби, золотце, скоро в школу – помоги малышне с рукавами...» <читать полностью>
Narcissa Malfoy Он продолжал говорить и каждое его слово было как личное оскорбление. Точнее даже как удар, столь несправедливый и одновременно очень болезненный. Нарцисса так и не решилась поднять на него взгляд, хотя прекрасно понимала, что нужно выпрямиться, поднять лицо и встретить эту неудачу с гордостью. Не за сестру, но за себя — она то не такая!..
Astrid Nilsson Первое правило путешественников говорит: хочешь узнать, чем живет город — узнай, где он пьёт после работы, когда играет его любимая сборная — сама судьба вела её сюда. Где можно разжиться информацией, если не здесь? В путеводителе? К сожалению, ни один английский волшебник так и не удосужился составить хотя бы одной толковой книги подобного рода, безмолвно подчеркивая своё отношение к иностранцам, а каждый местный и без рекомендацией именитого автора знал, где в Лондоне разливают лучший эль по демократичной цене и где ведутся задушевные разговоры о самом насущном...
Remus Lupin Русалка как будто вправду выбирается из гобелена, уже не плоская, уже не немая, не омертвленная росчерками сплетения нитей по бедному лицу. Всё более страшная. От неё разит опасностью. Неужели Питер не чует? Эй, дружок, что говорит твоя внутренняя крыса? Внутренняя крыса Петтигрю, похоже, давно лишилась чувств от ужаса и теперь лежит у стены серым лохматым комком, поджав худые лапки.

the Last Spell

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Last Spell » Сюжетные эпизоды » cause you play with fire


cause you play with fire

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://69.media.tumblr.com/3d0d0379f413dfb579f61165dce9e4a3/tumblr_o0tsbboboW1uzezjxo2_500.gif
действующие лица


пожиратели смерти [3/3]
Emrys Moens as Colin Wilkes
Thadeus Nott
Regulus Black
орден феникса [1/3]
Abraham Bones as Edgar Bones
Derek [нпс]
случайные свидетели [3/3]
Astrid Nilsson
Gideon Greengrass
Arthur Bytell


cause you play with fire

Это была очередная акция Пожирателей Смерти - спуститься в маггловское метро, попасть на законсервированную станцию, запечатанную Отделом Тайн, совершить взрыв, который должен будет задеть станцию Angel на маггловской стороне, что вызвало бы конфликт между двумя мирами. Когда вмешались силы Ордена Феникса, задачка стала немного сложней, но когда одно из заклинаний отрекошетило и деактивировало защитные чары, ситуация полностью вышла из под контроля. Никто из тех, кто спустился в жаркое подземелье лондонского метрополитена и представить себе не мог, что магического в нём было больше, чем маггловского. Магия в метро разбудила Вековечного Зверя и теперь он на свободе, алчно жаждет крови и мщения своим тюремщикам. Участники квеста будут снабжены необходимыми вводными данными в личном порядке, ровно как и артефактами, выданными специально под квест. Возможно причинение физического и психического урона как вам, так и вашему сопернику, но знайте - ваши старания будут оценены по заслугам. Без разрешения игрока никто не вправе убить его персонажа.


Свидетели
Astrid Nilsson, Arthur Bytell [пост до 18/08]

точка сбора Moorgate Station

Орден Феникса
Edgar Bones + один нпс
точка сбора Old Street Station

Пожирателей Смерти
Colin Wilkes, Thadeus Nott, Regulus Black
точка сбора King's Cross Station

Gideon Greengrass

0

2

Повторяй за мной и всё будет тип-топ, — Астрид подмигнула Артуру и выскользнула из его рук, точно рыбка. Умело лавируя в толпе маглов, спешащих на работу и с работы, на ходу убирала распущенные волосы в высокий хвост, обозначая ориентир, который в прочем был вовсе не нужен - кроме них с Байтеллом в вестибюле больше не было ни одного волшебника, сплошные серые ауры. Не оборачиваясь через плечо, она обратилась к старому другу в мыслях час пик проходит, а нам желательно проскользнуть вместе с толпой. Затем, не задумываясь и секунды, когда подошла её очередь Нильссон ловко перепрыгнула турникет, зажав листок с расписанием в кулачке. Оказавшись по ту сторону ограждения она обернулась, проверяя не столько то, отстал Артур или нет, сколько замечают ли их? Офицер, ловивший нарушителей контрольно-пропускной системы, смотрел сквозь девушку и в этом взгляде читалось не подозрение, а ленная расслабленность. Никто из монохромной толпы столичных жителей не обратил внимания на "зайца" — ступавшие следом маглы интуитивно обходили ведьму стороной, чудом не задевая плечами. Чары действовали безотказно, но не стоило полагаться исключительно на магию. И несмотря на это ведьма позволила себе широкую шкодливую улыбку ребенка, которому удалось беспрепятственно проникнуть в лавку сладостей - держи малыш, набирай полную корзинку, платить вовсе не обязательно. Предчувствие увлекательного приключения будоражило дух и оседало капельками пота на висках.
Эй, не меня потерял? — Астрид ловко скользнула под руку триккеру и посмотрела на него снизу вверх, — Добро пожаловать в лондонское метро. Говорят, здесь также душно, как и в аду. Но если существование второго - вопрос спорный, то первое реально, как мы с тобой.
Лондон, каким бы он не был шумным и суетным, оставался позади, а впереди их ждал сумбурный поток спешивших и опоздавших, уверенных местных и восторженных туристов, каламбур запахов и многоцветие рекламы — целый мир, служивший переходным коридором к чему-то понятному. Это почти как коммунальная квартира, в которой нужно насквозь пройти пару чужих комнат, прежде чем окажешься на родной кухне. Воспользуемся лестницей, придерживайся левой стороны.
И они шмыгнули вниз, повинуясь законам магловского подземелья. Подошвы кед прилипали к липким металлическим ступеням, в нос били запахи плесени и духоты, с головой окуная в парадоксальность этого места. Люди, и без того казавшиеся рыбешками в блестящем косяке, сливались в сплошную живую стену, то расстягива, то сужая шеренгу. Астрид привыкла к обычной подземке, она вообще любила не волшебный мир и чувствовала себя в нем цельной.
На Истон сюда, — она зачем-то показала на указатель, прежде чем повернуть на платформу. Глупо, конечно, зато помогало держаться подальше от тревожных мыслей. Хоть внешне триккер и старалась сохранять невозмутимость и легкость, но на душе начинали скрести низзлы. Всё-таки, они спустились сюда не на экскурсию, а для того, чтобы проверить магический фон и парочку городских легенд. Что если существо, живущее в недрах метро и было тем самым источником волшебных неприятностей, топором нависшем над Британией? Мало вероятно, но проверить стоило. Нильссон развернула расписание и прижалась спиной к стене, изучая трудно-читаемый почерк Гилберта. Разумеется она уже сверяла данные и не один раз, но когда речь шла о поездах волшебников бдительность не была лишней. Астрид подняла взгляд на часы над зияющей пастью туннеля — наш поезд будет...через двенадцать минут, мы очень вовремя... Артурт, нет, отойди от края платформы!
В голосе не читался, в голосе кричал неподдельный ужас. Ведьма подалась вперед, ухватив друга обеими руками за локоть и потянула к себе — мрачное щупальце с характерным чавкающим хлопком ударило по плитке, где секунду назад стоял триккер. Девушка отпустила хватку, спиной прижимаясь к холодной стене и как можно спокойнее попыталась объяснить.
Горят, эти шутки в родстве с дементорами, но никто не может сказать наверняка —  никому пока не удавалась поймать такую. Говорят, кто заходит за желтую линию склонен к суицидальными мыслям, но это не совсем так. Эти щупальца, это они делают их такими, — и больше она не сказала ни слова, пока не подошел нужный поезд. Их было несколько, на самом деле. Изящные белоснежные змеи с пестрыми вкраплениями маслянистого света — ведьма лишь качала головой, словно говорила "нет-нет, извините, я занята". Платформа то заполнялась народом, то практически вымирала, изображая гиперболу трафика — один раз их с Артуром даже знатно прижали к стенке, но Байтелл вовремя прикрыл её своим телом волшебники не сдвинулись с места. Через двенадцать минут, ровно через двенадцать минут с того момента, как Астрид обозначила время, несмотря на то, что поезд отъехал буквально секунд пятнадцать назад, прибыл новый состав. Перед триккерами оказался вагон, двери которого не спешили открываться, а окна походили на глазницы мертвеца. В них не горел свет, в них даже стекол не было. Ведьма оттолкнулась от стены и жестом пригласила следовать за ней. Три коротких стука, один длинный — механизм нехотя открыл проход и Нильссон опасливо запрыгивает внутрь, проваливаясь в кромешную тьму.
Всего две станции... Это не так далеко, если честно, она готова говорить о чем угодно, даже о шнуровке на кедах — лишь бы не молчать. Это не первая встреча с волшебным метрополитеном, но еще никто из них не спускался сюда из-за легенды о Звере. Да и темнота пугает, а точнее то, то может в ней таиться. И ведь Нильссон далеко не из трусих. Двери закрываются, но состав не спешит трогаться. В темноте слышно, как отпираются десятки старых механических замков, словно они случайно перенеслись в хранилище гоблинского банка.
Еще не жалеешь, что пошел со мной?


белые конверсы, пастельно-розовая юбка из органзы чуть выше колена, серый свитер на размер больше нужного, черная майка. В сумке на тонком ремешке лежит волшебная палочка — волос с хвоста сфинкса в грушевой оболочке. Кроме расписания поездов, на обороте которого нарисована схема проходов с парочкой указаний, у девушки больше ничего нет
[icon]https://i.imgur.com/DDpNvtC.png[/icon][status]шли в темпе вальса на войну[/status]

Отредактировано Astrid Nilsson (2019-06-24 01:48:13)

+4

3

Юбка вспархивает облаком, когда Астрид ловко и молодо перепрыгивает через турникет. Полотно отводящей глаза магии драппирует движения девушки лазоревым шлейфом, благодаря чему потерять её светящуюся внутренней силой фигурку в плотной толпе метрополитена просто невозможно. Байтелл с усмешкой качает головой и, шагнув вперед, кладет руку на твидовое плечо степенного джентльмена в толстых очках.
– Сэр? – Англичанин оборачивается, во взгляде недоумение и скандализированное осуждение.
– Пропусти меня, – приказывает маг с зубастой улыбкой и делает перед лицом мужчины быстрое движение запястьем.
Звякает монетка, турникет показывает, что проход открыт.
– Merci, – мурлычет Байтелл и, на прощание коснувшись чужой щетинистой щеки, проходит внутрь. Малышка Астрид ждёт его тут же, в двух шагах.
– Эй, не меня потерял?
– Тебя, птичка. – Добродушно кивает маг и прямо на ходу тянется, чтобы поправить газовые волны скрывающих чар, укутавших Астрид. Артур двумя пальцами заламывает складку тут, чуть-чуть поддергивает там, смахивает несуществующие пылинки. С заклинанием всё, конечно же, в порядке, но что есть любовь, если не проявленная забота? Нильсон рассказывает про метро, маг скользит взглядом по толпе и придвигает её к себе поближе.
– Я очарован. – Комментирует он открывающуюся перед глазами лондонскую подземку. Байтелл религиозен где-то в глубине души, и предложенное девушкой сравнение метрополитена с филиалом ада наталкивает его на мысли о том, что люди спускаются сюда, чтобы отбыть часть наказания за свои грехи. Мудрое решение со стороны преисподней – там к концу века, должно быть, не протолкнуться. А тут такая оптимизация процесса – тем, кто мало грешил, спустя пару часов в тесных клетушках можно и на небеса.
Они поворачивают на Иствуд, Байтелл ободряюще сжимает плечо сестренки и вслух замечает:
– Для меня всё это – китайская грамота. – Фыркает. – Так что веди меня, о путеводная звезда!
Астрид утыкается в свои заметки. Артур делает шаг назад, чтобы не загораживать ей свет, потом ещё один, чтобы пропустить даму с ребенком, намеревающуюся просочиться ровно между полотнами их магии и оттоптать незаметные для неё ноги, и, наконец, ещё один, когда на него чуть не налетает щемящийся следом за дамочкой молодой человек в мокрой от пота рубашке.
За спиной что-то булькающе ворчит, но, прежде чем маг успевает обернуться, Нильсон уже оттаскивает его в сторону, вцепившись в локоть с неожиданной для тонких пальцев силой. Причину странных звуков Артур разглядываетуже с безопасного расстояния и выражает свое мнение на этот счет заковыристым ругательством. Потом молчит немного и дополняет его ещё одним.
– Что за хрень это была?! – Требует он, проругавшись, потому что монстры должны быть в лесах и зоопарках, а не там где ходят приличные люди.
Девушка объясняет, но от её объяснений триккеру не становится легче. Скорее наоборот.
– Вся Англия сошла с ума! – Жалуется он, нервно косясь на провал путей и встает так, чтобы касаться сестренки плечом и быть подальше от желтой линии. Они ждут. Артур развлекается, наблюдая за проходящими мимо людьми и время от времени бросая отрывистые комментарии вроде «она ему врет, что он хорош в постели», «эти двое любят пожестче», «между теми молодыми людьми есть искра, но они так зажаты, что скорее умрут девственниками, чем полезут к любви своей жизни в штаны».
Когда народу на платформе становится невыносимо много, Байтелл упирается руками в стену над головой девушки, отвоевывает для них немного пространства. Потом наклоняется к уху Астрид и ехидно замечает: «ты знаешь, моя птичка, я не против близости, но предпочитаю, чтобы это была интимность, а не толкучка». Двусмысленные нотки в его голосе выдают, что, хотя настроение мага могло бы быть и получше, он всё ещё весел и готов к приключениям.

Когда сестренка пришла к нему с идеей «а давай-ка слазим в подвалище и проверим, правда ли там скрыто огромное страшное нечто или врут люди», Артур был не в восторге. Настолько не в восторге, что сначала просто отказался, а потом не стеснялся в выражениях, красочно расписывая, что может пойти не так, начав с испачканной обуви и закончив восстанием мертвых фашистов-друидов-массонов, захороненных под Лондоном. Но Астрид, напавшую на след, невозможно было переубедить ни красочными картинами апокалипсиса, ни жалобным нытьем с демонстрацией старых шрамов.
Маг сдался через три часа, когда по упрямо поджатым губам понял, что его маленькая храбрая сестренка полезет в чертову дырень неизбежно, с ним или без него. Всё было решено двумя простыми истинами: он не собирается отпускать её одну, и он не может (не на самом деле) сказать ей нет. Подточить, убедить, перенаправить внимание и стремление в другое русло – пожалуйста. Но не отказать.
И Байтелл не настолько стар, чтобы продолжать брюзжать после того, как уже согласился. Поэтому он шутит, чтобы разрядить атмосферу и делает вид, что всё нормально – просто туристы, просто гуляем, просто ждем волшебный поезд и едем на станцию, на которую (предположительно) не ступала нога человека последние лет миллион (и правильно делала). Осматриваем достопримечательности, в частности то, что создает нехилые магические завихрения, привлекающие внимание любопытных триккеров с чрезмерным чувством ответственности. Именно это Артур будет с честными глазами впаривать представителям закона, если до такого дойдет. И они, что характерно, ему поверят.

Наконец, нужный поезд прибывает. От него веет холодком, и, отстав на полшага, Артур позволяет себе поморщится. Он не трус, но верит, что если не лезть в те места, в которые можно не лезть, то можно прожить счастливую и, главное, долгую жизнь. Тем не менее, маг без сомнений шагает вслед за своей спутницей в раззявленную пасть вагона.
– Еще не жалеешь, что пошел со мной? – Спрашивает Астрид, когда закрываются двери. Маг тихо смеется и тянется на звук чужого голоса, натыкается в темноте на спину девушки, мягко обводит рукой талию и наконец находит её ладонь, которую крепко сжимает.
– Не жалею. – Говорит триккер, и в голосе слышна улыбка. – Никогда не жалею, если я с тобой, моя птичка.
Его интонации резко контрастируют с скрежещущими звукам закрывающихся замков. Артур медленно вдыхает и долго выдыхает, крепче перехватывает руку сестренки.
– Помнится, малышкой ты боялась темноты. Вставай поближе, чтобы было не так страшно. – Он слегка тянет её к себе, давая понять, что несмотря на игривые нотки, предложение вполне серьезное. – Я закрою тебя от всех напастей~
– Помнится, ты говорил, мы будем придерживаться версии, что я никогда ничего не боялась. Дети растут, Атти. – Отвечает Астрид. Что-то смещается в темноте, шуршит, и она подходит ближе, утыкаясь лбом в его грудь. Артур с благодарностью смыкает руки за её спиной. – Нужно немного перетерпеть. – Продолжает девушка. – Знаешь, говорят, в туннелях работает магия желаний. Стоит загадать что-то про себя, прежде чем въехать и задержать дыхание. Если удержишь вдох, то оно обязательно сбудется. Только мы профукали момент. Вот ты бы что загадал?
Байтелл утыкается в голову девушки подбородком и улыбается темноте над её головой. Её напряжение колет кончики его пальцев, читается в линии плечей. Они – так забавно! – оба стараются быть сильными друг для друга, бесстрашными. И это по какой-то загадочной причине работает
– Прямо сейчас? – Артур фыркает. – Горящий канделябр!
Маленький кулачок упирается ему в грудь.
– А ворчащих часов с кокеткой метёлкой к нему в комплект не хочешь? Давай я побуду вместо него – могу попробовать что-нибудь наколдовать, всполыхнет не хуже солнца. – Байтелл не может сдержать смех. – Ты, случайно, не взял с собой воду? Сейчас превратим её в вино и ситуация заиграет другими красками. И вообще, думай, что это свидание. Первое свидание в темноте. Так уж и быть, для второго место будешь выбирать ты. Очевидно, что я в этом деле полный профан.
– Я пьян без вина, – напевает он, – но приглашение на свидание принимаю. – Артур наклоняет голову и целомудренно целует девушку в макушку.
Состав начинает тормозить. Артур смутно надеется, что двери откроются и внутрь хлынет свет, но темнота остается такой же непроницаемой и неподвижной. Повисает пауза и в гулкой тишине отчетливо слышен скрежет когтей. Размеренный, аккуратный, такой, как будто кто-то (что-то?) медленно движется в их сторону по соседнему вагону.
Байтелл не может сдержать нервный смешок, поднимает руки к плечам девушки, потом снова опускает их на её талию.
– И, пользуясь оказией, поделюсь с тобой своей мудростью. – Объявляет он, тон наигранно легкий. – Первое правил свиданий в темноте: начни со стоп-слова. А то я человек старый, хрупкий, не всё могу выдержать. Безопасность должна быть превыше всего.
Поезд двигается с места с жутким стоном. Артур наклоняется и, понизив тон, мурлычет Астид на ухо:
– Моё слово, кстати, «яблоко», – и, не меняя тона, – А эти звуки похожи на стоны тысяч страдающих душ. Детских душ. Так что прости мою сдержанность~

Стоя в ужасающей, воющей, абсолютно черной железной коробке, мчащейся, кажется, в самые недра земли, Байтелл не то, чтобы жалеет о чем-то. Он скорее… пересматривает некоторые свои жизненные выборы. Это не его зона комфорта – Артуру нужна сцена, зрители, собеседники, люди и сознания. Тогда он может влиять на них, разыгрывать свои карты. Когда рядом нет того, на что можно повлиять (или есть, и оно скрежещет когтями всё ближе, но магу совершенно не хочется об этом думать, спасибо большое), он может поражать разве что остротой своего сарказма. С некоторых пор (скрежет металла и стекла, оборвавшийся девичий вскрик) триккер не любит чувствовать себя беспомощным.
Но танцевать в паре значит иногда позволять своему партнеру вести. И Байтелл умеет отдавать инициативу. Особенно – если это Астрид. Его самый надежный и самый давний напарник. Его восхитительная сестренка.

Когда состав начинает замедлять ход, маг различает знакомый уже скрежет когтей, который теперь раздается гораздо ближе, как будто их обладатель перебрался в их вагон и приближается к триккерам. Он размыкает руки, потому что есть предел тому, насколько беззащитным Байтелл готов быть, но не отходит, боясь потерять Астрид в темноте.
Поезд останавливается. Двери не открываются. Желание выбраться на свет, на воздух. наружу становится почти невыносимым и Артур поднимает руку, нащупывая маслянистые нити магии, но медлит:
– Птичка?
В этом танце ведет она.


Темная шелковая рубашка, на несколько пуговиц расстегнутая удлиненная жилетка, брюки. За одну из пуговиц жилетки зацеплена цепочка часов, часы в кармане жилетки. На левой руке плотный кожаный браслет, под ним волшебная палочка "красненькая". В вырезе рубашки с определенного ракурса можно заметить темное и очень характерное пятно синяка.

p.s. реплики Астрид согласованы с Астрид

Отредактировано Arthur Bythell (2019-06-28 01:08:42)

+5

4

Коллеги говорили, что они с Аластором очень похожи и в любой другой день Эдгар готов был с ними согласиться. Но только не сегодня. Когда Муди передавал ему наставления, Боунса насторожила его паронаидальная уверенность в том, что что-то пойдёт не так. Разумеется открытым текстом аврор этого не говорил - да и кто бы на его месте стал - даже голосом себя не выдал. Просто Эдгар знал волшебника уже давно, просто понимал, что Аластор Муди никогда не стал бы говорить "к сожалению, меня направляют в Йоркшир, ничем не могу помочь" если бы был уверен в силах собранной группы. Сам он не увидел в задании ничего сверх того, к чему им, аврорам, нужно быть готовыми двадцать четыре на семь. Не считал, что к ситуации стоит относиться столь серьёзно - мысль материальна. Он обещал Урсуле, что будет дома к ужину и обманывать жену в его планы не входит.

Они вместе с Эммелиной ловят Дерека у газетного киоска на Олд Стрит и дружно спускаются в метро. Около лифтовой лестницы останавливаются и пропускают волну магглов вперёд. Молодой аврор осматривается по сторонам и присвистывает. Для него это всё не больше, чем внеочередная проверка. Ну так, для спокойствия.

- Наши здесь всё по сто раз проверяли перед игрой, - больше он ничего не говорит, но это и не нужно. Эдгар не вчера на свет родился для того, чтобы услышать "не думаю, что псы сунулись бы сюда". И по этой же причине он знает, что они-то как-раз и сунуться. Слишком сладкая возможность залепить им пощечину. Боунс неопределенно пожимает плечами и, прикрываясь Эммелиной, при помощи магии открывает служебную дверь в тунель. Петли немного проржавели и поэтому приходится с силой приложится плечом. раз, другой, третий. Площадка вновь наполняется людьми, Дерек набрасывает на них мантию маггло-отталкивающих чар и, незаметно для всех, трое волшебников исчезают в полумраке служебного коридора.

- Вонь такая, будто сюда сто лет никто не заходил, - продолжает гнуть свою линию Дерек. Эдгар говорит, что это не значит ровным счетом ничего. А еще говорит, что от его куртки пахнет не лучше - аврор оскорблено хвастается тем, что выцыганил её на блошином рынке в Кэмдоне. У магглов, можете себе представить? Эдгар переглядывается с Вэнс и подмигивает. О да, Дерек, теперь все ведьмы Косого - твои, скажи, Эммелина? Если честно, Боунс уже начинает жалеть, что взял его с собой. В прочем, если им придется вступить в бой, от сомнения не останется и тени - он парень толковый, только болтливый чрез меры, но в драке ему равных нет. Да и чужим лишнего говорить не будет. Они с Вэнс идеально друг-друга дополняют. Но что-то гадливо сосёт под ложечкой. Всё-таки даже втроем они не стоят одного Муди. Он бы тут точно лишним не оказался.

Волшебники спускаются по лестнице вниз, выходят в туннель. Не тот, по которому мчатся маггловские поезда - его они видят сквозь туманную стену по правую руку - а тот, что когда-то под свои нужды выстроило Министерство. Мимо проносится электричка, сотрясая каменный полоток грохотом колёс и ослепляя привыкшие к полумраку глаза. Эдгар придерживает волшебницу и кивком головы просит Дерека последовать их примеру и отступить к левой стене.

- Лучше переждать, - перекрикивая рёв локомотива, сообщает он. Все вроде как соглашаются. Когда поезд проходит, их путь продолжается, - нам нужно пройти один перегон. Самое время обсудить план действий.  Эммелина, помни, что мы не подходим близко. Будь предельно внимательна, держись ближе к стенам, не оставляй без присмотра тыл..

- А мне никакой совет дать не хочешь? - ехидно подмечает Дерек, обгоняя старшего коллегу и встает перед ним. Эдгар смеется и вновь переглядывается с Эммелиной, мол, понимаешь же, что перед тобой рисуется? Внешне он не подает виду, но это ему не очень-то нравится. Чем глубже они заходят, тем сильнее Боунс начинает понимать Аластора.

- Тебе? Ходи зимой в двух штанах. Нет, серьезно, тебе определенно лишним не будет, - и хлопает по плечу, прося уступить дорогу. Волшебник примирительно поднимает вверх руки и ловко перехватывает волшебную палочку, вновь оказавшись за спиной Эдгара. Говорит, что прикроет тыл. Смешно да и только, но мужчина не спорит. Они идут с Вэнс рука об руку и аврор то и дело подбрасывает ей совет-другой, стараясь раскрепостить. В девушке он видит какой-то внутренний зажим, который вполне объясним, и старается его убрать - Дерек помогает часто всплывающими шутками и прибаутками. Правильно, в бою нужно быть открытым перед товарищами. Мимо них проносится еще один поезд, Боунс с девушкой отходят в сторону, Дерек отстает. Ветер поднимает вверх полы пальто, галстук, залазит под рубашку. Эдгар закрывает глаза и пытается досчитать до ста - если он правильно рассчитал скорость их движения, то очень скоро они окажутся на Angel 0, нужно быть готовым... Готовым ко всему. Надо не забыть, что Урсула с детьми ждёт его к ужину домой. Надо не подвести.

Он думает об этом, когда они снова продолжают путь и так глубоко уходит в свои мысли, что не замечает, что Дерек от них отстаёт.

- Ребята? - его голос звучит точно из другой вселенной. Эдгар останавливается и оборачивается через плечо. Сердце обрывается.

Из глубины туннеля на них несется туманный рой неведомых тварей, смутно напоминающих дементоров. Клуб черного дыма, единый и в тоже время разрозненный несётся на них, точно буря, а сквозь эту непроглядную тьму им в глаза смотрит два маслянистых луча прожектора стремглав несущегося поезда. Боунс перебирает все возможные и не очень проклятья, закатывает рукава и облизывает пересохшие губы.

- Ко мне. Все ко мне! Готовы к трансгрессии?

- Куда, мать твою, Эдгар?! Нельзя аппарировать в место, которое не знаешь! - конечно же он знает, но что еще остаётся? Боунс поднимает голову вверх и ответ приходит сам с собой.

- На крышу! Все готовы?!

До неизбежного столкновения остаются какие-то жалкие пару секунд. Даже если они не готовы, самое время это изменить. Эдгар хватает Дерека и Вэнс за шиворот и сжимает всех троих в единой точки прыжка. Трансгрессия скручивает, вытягивает, выворачивает на изнанку. В желудке становится пусто, но организму кажется, что он переполнен и самое время сбросить лишний груз. Мгновение, одно мгновение между взмахом ресниц и магия бросает их животами на жесть крыши. Боунс хватается за выступ и пытается перевести дух. Над ухом со свистом проносятся острые лезвия - волшебник разжимает пальцы и падает назад, пока не успевает схватиться за новый выступ. Поднимает взгляд и видит в четырех шагах от себя сгорбившуюся старуху в чрном рванном балахоне, размахивающую руками с неестественно длинными когтями. Кручковатый нос и маслянистые глаза бусинки с непониманием смотрят перед собой - старуха толи слепа, толи не может поверить в то, что внезапно упавшая к ногам жертва ускользнула из рук.

- Мерлин во плоти! Это что, Аннис? - Дерек хватает его за щиколотку так внезапно, что будь Эдгар моложе и неопытней, непременно бы вскрикнул. Аврор смотрит на его бледное лицо и старается крепче взяться за выступ, жаль только влажные пальцы слушаются поганым образом.

- Круто! Твоя бывшая? - перекрикивая ветер отвечает он, - а делать-то что прикажешь?


серое пальто, серые брюки на кожаном ремне с серебряной пряхой. белая рубаха, синий галстук, черные туфли. при себе волшебная палочка, карманный нож, три флакончика с зельем невидимости во внутреннем кармане пальто. флаконы обернуты в платок, зачарованный амортизировать удар.
[nick]Edgar Bones[/nick][icon]http://s5.uploads.ru/89lTe.gif[/icon][lz]<nm><a href="http://thelastchance.quadrobb.ru/viewtopic.php?id=58#p846">Эдгар Боунс</a>, 50</nm><lz>аврор без страха и упрёка, порядочный семьянин и "оперативник" Ордена Феникса. За семью и друзей экспелиармит без предупреждения</lz>[/lz]

Отредактировано Abraham Bones (2019-06-30 22:28:34)

+5

5

[indent]Ухмылку стирает заклятье иллюзии. Вместе с ней пропадает и скопище теней в длинных мантиях и хищных серебряных масках. Если изукрашенные черепа могут быть хищными. С удовольствием Колин замечает, что могут, — их боятся. Поэтому любой их шаг воспринимается как злодеяние, а это по большей части спасение. Жертвы, подложенные под всеобщее благо — герои, потом им придумают несколько песен. А маглов и их выродков нарекут врагами.
[indent]— Мы займемся скрывающими чарами, а ты начни накладывать руны на барьер, — повторяет давно зазубренный план Уилкис, переводя взгляд с одного напарника на другого. Никто из них не выделяется способностями ко взрывам, но пусть тот, что моложе, будет под боком и рядом с более менее простыми чарами. Потому уже напарники вместе возьмутся за руны. Или скорее он со своими подчиненными. Темный Лорд ясно дал понять, что в этот раз операция ложится на его плечи целиком и полностью, и провала их лидер не потерпит. Да, с большой силой — большая ответственность, но разрушительная мощь и возможность контролировать сотню жизней того стоили. Если что-то и могло соблазнить скромного белого воротничка в магловском метро, так это возможность его просто уничтожить.
[indent]Иллюзия безлюдной станции держится крепко — на брошенной всеми платформе упоительно тихо. Это под комом в агонии час-пика бьются магловские остановки, а у магов поприличнее — никто не пихает в нос свежую газету. Пожиратели могут переговариваться спокойно, но без лишних вскриков. У них ведь нет причин для конфликтов, верно? Верно?
[indent]Колин, честно говоря, не знает точно. Ему такой клубок змей не доставался прежде — это не говорит о том, что чистокровные последователи Темного Лорда чем-то хуже, нет, просто ему не очень хорошо знакомы эти люди. Он с ними не работал и на светлой стороне, и на той, где в его власти указывать волшебникам, что гораздо состоятельнее и аристократичнее самого обычного отпрыска побочной ветви.
[indent]— Темный Лорд ясно дал понять, что надо воплотить хаос в жизнь, — вырисовывая волшебной палочкой замысловатую линию, Уилкис немного привирает. Нужно просто обеспокоить, заставить сомневаться, подорвать веру в Статут. Если какие-то дураки все еще на него надеются, как будто он реально защищает их от маглов. Смешно. Смешно. Линия обращается в гигантскую окружность, которая охватывает все видимое пространство вокруг, а потом испаряется, защищая их от любых заклятий, ориентированных на поиск человека. Побочный эффект — нет возможности аппарировать, впрочем, на эту станцию они и так добирались пешком из-за странной аномалии, превращающую магическую подземку в своеобразный Хогвартс. Войти можно только своими ногами. Впрочем, в этом и был смысл.
[indent]Магическая станция Angel 0 сделана с одним входом и выходом, не считая, конечно, путей. Уилкис видел вестибюли магловского метро, когда в контору его коллеги вход сделали через старую кабинку сотрудника подземки: там лестницы спускались с двух сторону платформы, иногда прямо из середины, а от путей глупых маглов отделяли стены, видимо, для того, чтобы они не бросались под эти шумные поезда. Магическая законсервированная станция имела просторную платформу цвета слоновой кости, с которой не было «видимого» выхода, кроме путей, по которым иногда проскакивают составы с «эскортом». Не знай Колин об этом заранее, от проклятья не удержался бы. Когда между длинными колоннами, разделяющими пространство как молочная решетка, проскакивает тень, он косит взгляд, но не больше. Столько же внимания он уделяет противоположной стене на месте холла — на ней мозаикой выложен лабиринт. Или дерево. Или кракен. Но больше похоже на лабиринт, смысл которого, честно говоря, ускользает от Пожирателя Смерти, и его это бесит до покалывания в пальцах.
[indent]Еще одно заклятье, которое бы ограничивало запахи, и внезапно все, что они так старательно раскладывали с Рабастаном распадается в пыль. Как будто станция всосала их попытки спрятаться.
[indent]— Что за проклятье?.. — ругается себе под нос Уилкис, но они и так потратили много времени, теперь нужно просто заняться делом. На еще одной стене, которая кажется очень тонкой,  необходимо нарисовать все руны, чтобы активировать взрывающее проклятье. Если подойти и упереться лбом в холодный камень, то можно увидеть сквозь магические барьеры «простаков» на соседней со станцией платформе. Еще чуть-чуть, и вся эта идиллия будет разрушена. Колину смотреть на глупых маглов без надобности. — Все силы на  чары, сделаем быстро и уйдем отсюда.
[indent]Логично, что мерцающая белым светом станция как будто вытесняет их, магов в черных мантиях, наружу. В темные тоннели, откуда они вышли, аппарировав прямиком в магловскую подземку. Подальше от купола, который как будто вбирает большую часть воздуха в помещении и концентрирует на высоте.


Черный деловой костюм с жилеткой, рубашкой, брюками в один тон, черная мантия, черные туфли, маска Пожирателя Смерти. В руках волшебная палочка, неотличимая от сотен других без проверки мастером. К поясу прикреплены кобура для волшебной палочки и сумка для ингредиентов и артефактов.

[nick]Colin Wilkes[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/UBo3m.gif[/icon][lz]<nm><a href="http://thelastchance.quadrobb.ru">колин уилкис</a>, 34</nm><lz>частный юридический консультант нескольких чистокровных семейств, выпускник слизерина, ненавидит людей, они его тоже</lz>[/lz]

Отредактировано Emrys Moens (2019-07-08 17:54:09)

+2

6

«Любопытство губит не только кошек».
За то время, что он следовал за своими напарниками по темным и сырым тоннелям лондонской подземки Тадеус уже несколько раз успел пожалеть о том, что согласился во всем этом участвовать, да и в принципе, о том, что избрал в союзники Пожирателей Смерти. Во-первых, он терпеть не мог тьму, холод и сырость, которыми эти подземелья были пропитаны насквозь, а, во-вторых, ему совершенно не хотелось убивать ни в чем не повинных людей или как-то принимать в этом участие. Конечно, война не бывает без жертв, но он бы предпочел, чтобы жертвы были иными – например, кое-кто из его старых знакомых из аврората. Но, увы, у Темного Лорда на этот счет были иные планы – взорвать стену на станции Angel 0, тем самым наплевав на Статут и нарушив многовековое равновесие между магловским и магическим миром, ну а парочка десятков трупов маглов – станут отличным дополнением ко всеобщему хаосу. Пожалуй, именно это и стало причиной очень благородного, но не очень умного поступка со стороны Нотта – написать Альфреду. Убийства, как таковые аврора давно не пугали и эту черту он уже переступил (пусть этот человек и был преступником, не пожелавшим сложить оружие), но становится тем, по чьей вине может погибнуть много людей, он отчаянно не желал. За последний месяц он натворил достаточно, но массовое убийство – это даже для него было уже слишком. В какой-то момент Нотт понял, что отказаться от участия в операции Пожирателей Смерти он не сможет, ровно, как и саботировать это мероприятие, но вот сделать так, чтобы она оказалась провальной – вполне. Он долго раздумывал, стоит ли писать Альфреду и главное, поверит ли его друг анонимке (он бы не поверил), но лучшего выхода придумать не мог. Тадеус давно подозревал, что Манфрейм играет на стороне Дамблдора, уж слишком много было очевидных и не очень намеков и соответствующих разговоров. Впрочем, Тадеус четко давал понять, что ему не слишком по душе идеи Верховного Чародея Визенгамота, высказываемые им в Министерстве, да и участником нелегальной Организации он, Тадеус Нотт, становиться не желает. На этом разговоры были окончены, что никак не повлияло на их дружбу с Альфредом. Поэтому Тадеус и решился. Сначала он подумывал о том, чтобы отправить шифрованную анонимку. Но в итоге от этой идеи отказался. Хороший шифр требует времени на дешифровку, да и проколоться на знании специфических шифров – проще простого, а смысла шифровать записи при помощи стандартных и общеизвестных – он не видел. Если письмо попадет не в те руки, то его итак прочитают. Поэтому послание было написано на обычном пергаменте, обычным самопищущим пером, сделана парочка грамматических ошибок (хоть какое-то разнообразие) и отправлено с почты в Хогсмиде, куда Нотт заявился днем ранее под обороткой. Теперь же оставалось лишь ждать и надеяться на то, что он был достаточно убедительным и письмо до адресата все-таки дошло.

Когда они вышли на освещенную станцию, Нотт вздохнул с облегчением. Здесь находиться было определенно приятнее, чем в тех местах, через которые их вел Уилкис. «Интересно, почему главным назначили именно его?» - Не иначе, чтобы позлить их с Лестрейнджем. Лично Нотту Колин никогда не нравился.

«Нашли рунолога», - Тадеус хмыкнул и принялся за работу. В принципе, что и как делать он знал, вот только делал он это без особого энтузиазма, «не вкладывая душу», что, как утверждали некоторые авторы – является решающим при взаимодействии с рунами, на деле же все решала правильность начертания рун и сила. В данном случае, сила вложенная в итоговое заклинание.

- Что, на скрывающие чары нам рассчитывать не приходится? – С легким сарказмом произнес Тадеус, отвлекаясь от своей части задания. То, что человек, которого Лорд назначил главным, не способен справиться с не самым сложным заклинанием говорило о многом.

На языке вертелась еще парочка колких словечек, но высказать их все Нотт не успел – рокот приближающего поезда гулким эхом прокатился по станции, а еще через пару мгновений на станцию прибыло два поезда. И каково же было удивление Тадеуса, когда на платформе появилось две фигуы, надо сказать очень знакомые фигуры – Эдгар и Дерек, своих коллег по аврорату Нотт узнал практически сразу и искренне порадовался тому, что его лицо было скрыто маской. «Не ожидал вас тут увидеть, ребятки».

Брошенное в него заклинание «остолбеней», он отбил «протего». И тут же перешел в наступление. – Ласум Бонус* – это уже персонально для Дерека.
«Главное не забыть на чьей стороне ты сегодня, Тадеус»

Черные ботинки на шнуровке, темные брюки, синяя рубашка, легкий свитер, черная мантия, маска Пожирателя Смерти. Артефакты – медный кулон (защитный артефакт, описан в анкете), «зелье прочного тумана».

*Lasum Bonus - заклинание, ломающее кость.

Отредактировано Thadeus Nott (2019-07-14 19:21:22)

+2

7

Если живешь бок о бок с драконом,
изволь с ним считаться.

[indent]Сырость. Тьма. Шум от проезжающих странных агрегатов подобно поезду в Хогвартс. К своим восемнадцати года Регулус Блэк ещё ни разу не был днём в маггловском мире. Он никогда не спускался в подземку. Столь страшное слово, что эти люди проговаривают постоянно. Две станции пешком превратили его начищенные сапоги, в слишком замызганные, подобно обуви бродяги из Лютного переулка. Пока его именитые сторонники Милорда сделали больше шагов, чем Регулус, он остановился. Тьма. Жёлтые и красные мерцающие огоньки. Не произнося ни слова, он взмахнул палочкой, направляя её на свою обувь, чтобы придать ей вид до момента, когда он спустился в эту мусорную свалку, где в паре метров от него прыгала как живая алюминиевая банка с надписью "Cola". Такую он раз видел в Хогвартсе и как за это наказывала Макконагал одного чертовски надоедливых магглороденных, что видимо, привёз в чемодане весь набор для выживания в стенах Хогвартса. О времена, о нравы. Заклинание, что вмиг высветилась из палочки, подобно змее юркнуло в темноту и испарилась в стороне ушедших сторонников Лорда. -Чушь какая-то- буркнул Регулус, озираясь по сторонам и прибавив шаг. Это место ему казалось слишком мрачным даже для подземки. Знаете, когда внутри всё прямо клокочет и говорит. Беги обратно.
[indent]Одному в темноте сквозь шум в поиске своих было слишком неприятно. По стенам мелькали руны, они загорались и исчезали. Не будь он столь разгневан на то, что его заклинание на чистку обуви высосала из палочки подземка, Регулус бы и не обратил внимание на знаки, что были повсюду. В скором времени он догнал тех, кто видел по факту впервые на миссии. Обычно тут был Рудо, Люциус, Белла, Долохов, но новые лица из старого эшелона гвардии в любом случае не хуже команды, сложенной для истребления маггловских выродков. Регулус улыбнулся словам Беллы, что сквозь его подсознание так иронично всплыли.

[indent]- Послушайте, тут что-то не так. Руны и моё заклинание. Он смотрел, как защитные чары исчезают наложенные одним из присутствующих..Хех. Да, лучше молчать, думал Регулус.

[indent]Кто-то повернулся в его сторону, с чувством недовольства. Регулус осознавал, что причина таилась в том самом исчезновении магии, а никак в том, что он задержался.

[indent]-Ничего. Сейчас.

[indent]Регулус промолчал о том, что было пару минут назад. Может он счёл это не столь важным. А может презрительный взгляд задел мальчишку за живое. Или причиной была вся обстановка. На тот момент нельзя было ответить точно. Блэк лишь вздохнул и приступил к тому, зачем он был отправлен Милордом уже вдогонку к этому обществу. Регулус подошёл вплотную к барьеру слегка прислонился к нему, чтобы разглядеть людей, что были по ту сторону жизни.
Его палочка, коснулась стены чувствуя сопротивления, но Блэк ли он, если отступит. Он шептал древние руны, что так хорошо давались ему в Хогвартсе. Футарк был для него практически родным языком. В отличие от заклинаний руны оставались на поверхности, слегка переливаясь оранжевым цветом. Регулус посмотрел на своих сторонников. Чувствуя, как стена трещит за спиной.

[indent] -Всё что нужно я сделал. Регулус посмотрел на Уилкинсона и сделал взмах палочки на область люка в потолке, делая защитный экран от взрыва.

[indent]-Стены тут слишком странные, а вот потолок. Словно констатируя свой вывод, когда купол накрыл их.

~~~~~~~~
Черная лакированная обувь на шнуровке, темные брюки, серая рубашка, кожаный пиджак со шнуровкой под черной мантией, маска Пожирателя Смерти. Артефакты – в кармане свернут плащ невидимка и мешок летучего пороха, на поясе сумка со взрывным порохом, в руках палочка.

Отредактировано Regulus Black (2019-08-08 11:25:34)

+3

8

[icon]https://wmpics.pics/di-F9F1.jpg[/icon]Предстоящий чемпионат мира по квиддичу принес Гринграссу и всему его отделу очень много головной боли. Сотрудники ели на бегу, дневали и ночевали на работе. Совы со служебками носились между департаментами Международного магического сотрудничества и Магических игр и спорта туда-сюда круглые сутки, что не добавляло хорошего настроения Гидеону. Сам Гринграсс почти не появлялся дома, забегая лишь переночевать, и то не каждый день, иногда предпочитая использовать в качестве спальни в свой рабочий кабинет. Даже часть гардероба перевез в Министерство. Подготовка скорой свадьбы с Одилией Розье так же отошла на второй, а то и на третий план, чем его невеста наверняка имела все основания быть недовольной. Впрочем, будущая миссис Гринграсс с присущим пониманием относилась к ситуации. “Стоит послать ей цветы с извинениями!”

За последние две недели в составе проверяющей безопасность комиссии Гидеон объехал весь Лондон. Они перевернули каждый камень, облазили все переулки и даже заглянули под землю в маггловское метро. Вот там то на станции Angel впервые Гринграсса и настигло это странное иррациональное чувство тревоги. Сначала он списал все на издерганные нервы и недосып. Но ощущение опасности и чего-то затаившегося во тьме не отпускало волшебника.

Своими сомнениями он не мог не поделиться с руководством. Глава департамента, скептически отнесся к идее произвести повторную проверку так обеспокоившей Гринграсса станции. Более того, глядя на темные круги под глазами волшебника вежливо поинтересовался, когда Гидеон был в отпуске. Услышав в ответ: “Последний раз я был в отпуске после Хогвартса” помрачнел и порекомендовал своему заму после чемпионата не появляться на службе минимум месяц, а лучше полгода, пока ему не перестанет мерещиться боггарт знает что.

Раздосадованный Гринграсс вернулся в свой кабинет, плеснул огневиски в стакан и закурил. Он так и эдак крутил в голове чувство, охватившее его в подземке. “Какое неприятное слово!” Это ощущение не поддавалось описанию. Нечто подобное возникло у Гидеона на втором курсе школы, когда он впервые увидел безлошадную карету. Вроде движется сама по себе, но неравномерность хода, и смутное чувство присутствия в совокупности давали намек на то, что в карету запряжено живое невидимое существо. Однокурсники тогда подняли Гринграсса на смех, но слизеринец был уверен в своей правоте. Только спустя несколько лет Гидеон узнал о фестралах.

Решительно потушив сигарету, волшебник, так и не притронувшись в огневиски, подошел к шкафу, прикидывая, в чем из представленной одежды сможет не так сильно бросаться в глаза магглам. Выбрав тот комплект, в котором инспектировал метро в прошлый раз, Гидеон переоделся, закрепил на руке под рукавом джемпера ножны с волшебной палочкой, сунул в карман брюк старый латунный портсигар, проверил наличие подвески портключа и покинул министерство через выход для посетителей, а не привычным служебным камином. Подозрения роились в голове и чувство тревоги толкало его не оставлять эту ситуацию на самотек.

В метро пахло горячим железом, царила духота, гулкий шум и всюду сновали толпы магглов. Ощущение грядущих неприятностей буквально толкало Гидеона в подземку, иначе ноги бы его тут никогда не было. Гринграсс протолкнулся через толпу туристов, обогнул бесстыдно целующуюся на публике парочку и приблизился к турникету. Незаметно извлек палочку, прошептал “Конфундус”. Железные дверцы пискнули, открылись и пропустили мужчину внутрь.

Чудовищная давка хуже, чем во Флориш и Блоттс в последний день перед учебным годом, заставила Гринграсса ускорить шаг, приноравливаясь к скорости толпы. Кто-то толкнул волшебника острым локтем в бок, неопрятного вида работяга наступил на идеально вычищенный ботинок. Гидеон брезгливо морщился, но стерпел все. На перроне мужчине удалось вырваться из плотного потока, устремившегося к подходящему составу. Чиновник отошел к стене.

— Репелло Инимикум, — прошептал волшебник, наводя на себя магглоотталкивающие чары. Немного прошелся, убеждаясь, что ничей любопытный взгляд больше не цепляется за никуда не спешащего господина. Почистил ботинок магией. Не выпуская из рук палочки, огляделся, проводя левой рукой по стене, периодически бормоча контролирующие заклинания, которыми пользовался во время диагностики систем безопасности на министерских приемах. Сначала чары ничего не показали, но вдруг магия тихо и тревожно завибрировала. На той стороне творилось что-то странное. Диагностическое заклинание с еле слышным звоном лопнуло и чиновник понял, что сейчас что-то произойдет. Прямо СЕЙЧАС. Гринграсс быстро сместился в сторону за колонну станции и выставил щит. Спустя мгновение, раздался слабый взрыв, кирпичная стена осыпалась осколками, образуя небольшой проем. Гидеон осторожно выглянул из своего укрытия. Кажется, на той стороне кто-то был...
_______________

Одет: светлая рубашка, серый джемпер, черные брюки, черные ботинки. 

При себе: волшебная палочка в ножнах, портключ в министерство, портсигар с зажигалкой.

Отредактировано Gideon Greengrass (2019-08-11 11:11:36)

+4

9

Птичка?
Артур тревожится, хоть и тактично старается не подавать вида и меняет легкомысленную ироничность на изящность пантеры, готовой к прыжку. Он молодец, он большой молодец. Астрид едва касается пальцами его локтя — триккер не успевает заметить, когда и как та выскальзывает из его рук. Ей очень хотелось верить в то, что Бьюкенен немного преувеличивал, когда говорил о том, что в поезде может оказаться контролер и что его совсем не обрадует присутствие безбилетников. Им не хватило капельки везения, которая бы позволила обойти неприятный порог, но это вовсе не значило, что к нему волшебники оказались не готовы. Байтелл не знал, зато знала Нильссон.
Когда я скажу — открывай дверь, а сейчас закрой глаза, — ей не нужно повышать голос для того, чтобы волшебник услышал, и есть в этом любопытная магия концентрации. Неуловимая метаморфоза, стирающая защитную посеребрённую полоску маскировки праздных повес. Шведка выставляет руку перед собой и спешно чертит в воздухе фигуры, задевая тонкие нити лазурного света — магия откликается струнами арфы, магия звенит от касаний подушечек её пальцев. Секунда, быть может полторы и в ладони волшебницы появляется сияющая лазурью сфера света - очень точечный пучок lumos-а. Астрид крепко сжимает пальцы на ярком клубке заклинания и с силой бросает его на пол, наполняя весь вагон молочным светом. Едва успевает прикрыть предплечьем глаза и с силой зажмуриться - после кромешного плотного мрака свет кажется неестественно ярким и настойчиво лезет под веки.
Душераздирающий крик пронзает воздух, поглощая визг тормозов и гул движения, заполняет всё пространство вокруг и давит на уши. Состав резко дергает то в одну, то в другую сторону, устоять на ногах помогают полусогнутые колени - волшебница улавливает движение и вторит ему, словно балансируя на пробковой дощечки над волнами океана. Движение воздуха приносит опасность и Нильссон вовремя отклоняется назад, с силой вдавливая стопы в пол и сохраняя натяжение пружины, в которую обратилось всё её тело.
- Открывай!
Заготовленное заклинание ловко срывается с кончиков пальцев - идеально прямая диагональ рассекает воздух на расстоянии вытянутой руки и на пол со звоном падают крючковатые пальцы с серебряными когтями, которые справедливо было бы назвать стилетами - старая ведьма успевает замахнуться второй рукой, прежде чем, прижимая изувеченную ладонь к груди, отпрыгнет к поручню. Астрид опускает ладонь поверх щеки и чувствует вязкое тепло крови, но это сущий пустяк - опыт подсказывает, что при должном уходе на лице и шрама не останется. Артур мягко подхватывает её под руку и вытаскивает на платформу. Отсюда наконец-таки удается разглядеть убранство вагона - никаких сидений, лишь металлические поручни, покрытые многолетним слоем ржавчины и изумрудного мха, пол, застеленный усыпанной проплешинами ковровой дорожкой - на нем в тёмной лужице белеют отрезанные пальцы - и деревянный потолок с мигающими теплым масляным светом лампами. Никакой рекламы, никаких схем линий метрополитена. Старуха Аннис горбится, сыпля проклятиями и по-прежнему прижимает руку к зияющей дыре, где некогда обитало сердце. Её маслянистые глаза, подернутые белой пленкой слепоты, больше похожи на две зловещие щелочки - здоровой рукой она пытается укрыть их от света - и взгляд злобно впиваются в фигуры волшебников, застывших у раскуроченных дверей вагона. Ведьма шипит, скаля пожелтевшие острые зубы.
- Глупцы! - цедит она сквозь них и бросается к дверям, и Астрид не успевает понять, чьё заклинание с грохотом запечатывает створки: её или Артура? Триккеры реагируют моментально. Старуха бьётся в приступе, норовя пробить стекло своей косматой головой и на распев повторяет, - Глупцы, глупцы, глупцы!
С треском и визгом поезд трогается и оставляет после себя призрачную тень воспоминаний. Нильссон облегченно вздыхает и переводит взгляд на капли крови поверх её линий жизни, здоровья и сердца. Байтелл за её спиной возмущенно цокает языком.
- Ерунда, - отмахивается шведка, чуть хмуря брови. Сжимает и разжимает ладонь, будто надеется, что алые ручейки исчезнут волшебным образом. Затем поднимает голову и непринужденно улыбается, внушая названному брату спокойствие, - кость не задета и это главное. Один многоликий, Атти! Ты видишь?
Она опускает ладонь поверх плеча волшебника и смотрит за его спину, на вестибюль станции. Пальцы непроизвольно сжимаются. То, что девушка видит, выбивает воздух из груди и лишает дара речи.
[icon]https://i.imgur.com/DDpNvtC.png[/icon][status]шли в темпе вальса на войну[/status]

+2

10

Все происходит именно так, как и должно было произойти, согласно тысячелетнему пророчеству, которое - к большому сожалению - пострадало во время внезапного потопа в Отделе Тайн в марте 1900-ого года. Поезд, доставивший иностранцев на Angel 0 прибыл одновременно с тем, на крыше которого были Эдгар и Дерек - Эммелину круговорот трансгрессии выплюнул на переполненной платформе Бонд-стрит, но никто из маглов этого не заметил. Для неё эта история закончилась более чем удачно.
Стоило Пожирателям заметить незваных гостей, как тут же завязалась перестрелка и хоть заклинание, пущенное Тадеусом было удачно отбито Боунсом, по роковому стечению обстоятельств оно срекошетило в самое неподходящее место в центре белоснежного защитного знака, сливающегося с потолком. Стены, пол и потолок содрогнулись и в воздухе прокатилась волна магического импульса, обдавшая всех присутствующих ледяной прохладой бессознательного ужаса.
Какое-то время ничего на станции царила могильная тишина и ничего больше не происходило, но очень скоро мужчины опомнились и Дерек, не желавший оставаться в долгу, на эмоции бросил в сторону Регулуса дуро, которое, впрочем, не настигло своей цели и благодаря выставленному щиту угодило в толстую стену молочного стекла.
Уилкис, которого внезапное появление авроров отвлекло от поставленной цели, не успел закончить цепочку рунической вязи и взрыв, катализатором которому послужил магический пас Дерека, получается не таким сильным, каким планировался. В стене, разделявшей магическую станцию от магловской, появилась дыра, сквозь которую мог пройти взрослый мужчина.
Благодаря этому Гидеон смог увидеть происходящее и, среагировал так, как того требовала должностная инструкция аврора образца 1959-ого года. Он наложил отталкивающие чары и ринулся вперёд, предусмотрительно выставив защиту по правому и левому флангам. Стоило ему только пересечь барьер, как стекло, подобно льду на горном озере, стянулось и от дыры не осталось и следа - все труды Пожирателей пошли прахом.
Станция сама себя восстанавливала.
Глухая стена с молочной мозаикой на противоположной стороне дрогнула, затирка меж крошечных плит, засияла приятным золотым светом, послышался грохот и лязг цепей. Затем, на какое-то время всё затихло, но спустя считанные секунды звуки вновь повторились. И снова. Изначально они казались далекими раскатами грома, но с каждым повторением только приближались. Вскоре можно было расслышать рокот потока воды, который стремительно несся к стене и вдруг - это действительно произошло очень внезапно - поток столкнулся с преградой и белоснежная чешуя мозаики взлетела на воздух, точно от взрыва. На мраморный пол, сияя в молочном свете, сквозь облака пара и во взвеси золотой пыли выполз гигантский дракон. Чешуя его была чище первого снега, когти словно отлиты из чистого золота, а глаза сияли кровавыми отблесками рубинов.
Столетиями дремавший Фенрис пробудился и почувствовал голод.

+2

11

Своей маленькой не-сестренке Артур верит безгранично. С тех пор, как Птичка нашла его во Франции и показала, что уже давно стала более чем взрослой, их отношения вышли на новый уровень близости, ну а вскоре после этого триккеры стали партнерами. Партнерами по путешествиям, по приключениям, по неприятностям и аферам: по всему, где их сводят дороги и везде, куда вызывают короткие письма: «Давно не виделись, приезжай. Рим, тот дуб, закат через два дня».
Поэтому сейчас он задерживает дыхание и вместе с ним задерживает магию. Помедлив мгновение, закрывает глаза. Болезненную гримасу не удается ни удержать, ни скрыть, и мужчина мысленно благодарит непроглядную тьму за малые милости: сестренке лучше этого не видеть. Железные стены вагона сжимаются как кулак, и Артур ненавидит, ненавидит то, насколько уязвимым он себя чувствует в этой коробке, запертый под землей, в темноте, в неизвестности. Когда у него нет ничего, кроме слова Астрид, чтобы верить в свою относительную безопасность. Всем своим существом Байтелл заставляет себя поверить, что этой гарантии ему достаточно, и одно это говорит о силе его искренней любви к девушке.
К счастью, ожидание кончается прежде, чем животный ужас пересиливает упрямство разума – свет заклинания проникает даже через закрытые веки, воздух вспарывает визг, вагоны грохочут.  По команде Артур открывает двери заклинанием, в которое он, возможно, вкладывает больше силы чем следовало – нервное напряжение вырывается неверно направленной магией. Вагон больше нельзя назвать «закрытым» - в нем появился проход, и если бы они были в поместье, то Байтелл, несомненно, получил бы низшую оценку за элегантность и среднюю за эффективность.
Впрочем, вся не-ментальная магия никогда не была его сильной стороной. Главное, что можно выйти – или скорее вывалиться – на платформу. Артур даже не успевает понять, что было на той стороне: он слышит визгливый голос и реагирует рефлекторно, около-истерическим усилием запечатывая вагон обратно. По ту сторону перекореженных магией стекол бьется нечто, напоминающее уродливую и очень старую женщину.
- Меня тревожит количество существ в английском метрополитене. – Громко объявляет триккер, потому что когда он нервничает, он не  может заткнуться. – Нет, серьезно, это что, кунцкамера? Мы здесь пятнадцать минут, и за это время дважды, дважды были под угрозой. Это вообще нормально? Все англичане сумасшедшие! Вся Англия сумасшедшая!!
Артур даже не очень понимает, что он несет – слова сыплются без смысла, потому что в голову занимает ровно две мысли. Во-первых, если бы невероятный магический потенциал Астрид, то черта-с два им бы удалось  закрыть вагон, тварь наверняка выбралась бы за ними на платформу. Во-вторых, духи святые, у его птички кровь!
Триккер неодобрительно цокает языком и тянется посмотреть, но сестренка только отмахивается от его заботы.
- Девушки не должны так наплевательски… - Начинает ворчать триккер, но замолкает, когда Астрид указывает ему за спину. – Нет, - выдыхает безнадежно, - И судя по твоему выражению лица хочу, чтобы так оно и оставалось.
Бурча себе под нос, триккер оборачивается и не может удержать удивленного восклицания: «Христос!».
Потому что там чертов, полный магии, фонящей магии, наполненный магией дракон, и Артур никогда не видел живых драконов, но если это то, как они выглядят, то он с радостью бы продолжал жить в неведении.
А ещё, на платформе есть другие люди. Их ауры буквально кричат о волшебстве, и Байтелл рефлекторно делает шаг вперед, вставая между сестрой и угрозой (ценность данного действия в целом сомнительна и выбрать между незнакомыми магами и выползающим из стены МАТЬ ЕГО ДРАКОНОМ довольно сложно, но привычка срабатывает быстрее здравого смысла; людям менталист может, по меньшей мере, приказать).
- Для места, в которое, предположительно, многие тысячи лет не ступала нога человека здесь многовато народу. Мы не ошиблись станцией, птичка? Может, нам на следующую?
Рот продолжает работать без связи с сознанием, пока Байтелл сканирует платформу, пытаясь просчитать количество и намерения присутствующих людей. Это требует времени и сосредоточенности, поэтому мгновенно понять в окружающем хаосе Артуру не удается практически ничего – ситуация больше всего напоминает поле боя, от наполняющей воздух магии звенит в ушах, а угроза насилия плохо сочетается с изящными методами плетения интриг. Раскинутая ментальная сеть возвращается волнами узнавания но на то, чтобы осознавать поступающую информацию у триккера уходит такое важное в этой ситуации время.

Отредактировано Arthur Bythell (2019-09-05 12:10:53)

+4

12

[icon]https://wmpics.pics/di-F9F1.jpg[/icon]Гринграсс привык, что его жизнь редко делает крутые повороты. Но если уж подобное случается, то по полной, от всей души. На что он вообще рассчитывал, сунувшись без подкрепления на эту проклятую станцию? Просто походить с задумчивым видом и рассеять собственные дурные предчувствия? Пожалуй, да. Но уж точно не оказаться на поле боя между Пожирателями Смерти и отрядом волшебников, один из которых был смутно знаком еще со времен аврората. “Как его? Боунс! Эдвард? Эдгар?” Может мифический Орден Феникса. Может просто добровольческий отряд. Может такие же случайные и неравнодушные прохожие, как сам Гидеон. Кто знает?

Волшебник устремляется вперед, машинально окружив себя щитами. Аврорская выучка толкает его в бой, в самую гущу событий, не взирая на то, что годы службы в штабе мракоборцев давно прошли. Он может уйти, и никто его не осудит. Кроме собственной совести. “Один раз аврор - всегда аврор” периодически посмеивался кузен Люциус. Сейчас, когда по станции летают заклинания, аристократу не до размышлений, как бы спасти свою шкуру. Он может думать только о том, что рядом есть преступники. Пожиратели Смерти, сеющие страх среди мирных жителей. Убивающие людей и стремящиеся к власти. 

Немного осмотревшись, Гринграсс готов поклясться, что сегодня у него точно прибавится седых волос. Сердце пропускает удар, пока разум наполняется пугающим узнаванием: посреди всего этого безобразия растерянно и немного отрешенно соляным столбом замер Бес в компании юной девушки. В голове проносится что-то замысловатое и явно нецензурное. Гидеон даже успевает подумать, что этим двоим надо помочь, а разбираться как “туристов” занесло на закрытую станцию в гущу боя он будет позже. 

Гринграсс ругается сквозь зубы, не забывая держать щит и даже успевает сделать пару шагов в сторону приятеля, как вдруг пол станции содрогается от грохота. Невероятная, почти ощутимая, жуть прокатившаяся по подземке, заставляет аристократа испытать отупляющий животный ужас. Именно с таким чувством обезумевшие от страха животные кидаются с обрыва, спасаясь от лесного пожара. Гринграсс на мгновение цепенеет, наблюдая как из стены на волю выбирается древний, поражающий воображение дракон. Приступ паники сковывает волшебника. Он, не в силах пошевелиться. Волосы на затылке становятся дыбом, колени готовы подогнуться, а руки леденеют. На несколько мгновений все звуки на станции исчезают. Гидеон усилием воли сдерживает ненавистный и недостойный порыв немедленно сбежать прочь без оглядки. Дает себе мысленную оплеуху и приказ “Шевелись!” Ведь именно такого рода страх толкает загнанного в угол зайца атаковать охотника. 

У Гринграсса была лишь пара мгновений, чтобы принять решение. Планы загадочных магов остаются для Гидеона неясными, но они точно против Пожирателей. Дракон? Что он может противопоставить дракону? Воспользовавшись паузой, повисшей на станции, волшебник срывается с места, устремляясь к Артуру и девчонке, на ходу совершая несколько быстрых пассов и посылая сильную взрывную волну в сторону Пожирателей, стараясь отбросить их подальше. Уж в намерениях этих волшебников в серебряных масках сомневаться не приходится. 

Бес, какого...? — задыхаясь от быстрого бега только и может выдавить из себя аристократ, становясь на линии огня между французом, девушкой и остальными участниками действия. Не то, чтобы он был способен защитить этих двоих от большой слаженной группы нападающих или от огромной, агрессивной и огнедышащей рептилии. Но он хотя бы попытается. Несмотря на то, что последнюю их с Артуром встречу три года назад нельзя назвать ни дружеской, ни даже мирной, волшебник все равно не готов допустить, чтобы Байтелла на его глазах убил дракон. Или кто-либо еще.

Гринграсс не без труда концентрируется и выставляет сложный аврорский щит. Вертит головой то в сторону Пожирателей, то неизвестных магов, то чешуйчатого чудовища, не зная откуда опасность придет в первую очередь. Гидеон помнит, что французский приятель не силен в чарах. Девица, дай Мерлин, только вчера школу закончила. Аристократ с кристальной ясностью осознает, что защитить Беса и его спутницу от нескольких угроз разом он не способен. Единственное, что приходит в голову в этой безвыходной ситуации — убрать гражданских с поля боя. Волшебник прикрывает глаза, пытаясь сконцентрироваться на своей квартире, и леденеет от ужаса.

Аппарация не отзывается. Гринграсс стискивает зубы, крепче сжимая палочку. Отступать некуда. Вытащить Беса и его подружку не выйдет. Остается только сражаться несмотря на удручающую расстановку сил, что волшебник и намерен делать. Пусть даже это будет его последним решением в жизни.

+1

13

[indent]Битва, развернувшаяся в вестибюле Angel 0, совершенно точно войдёт в историю, как пример настоящего хаоса. Вырвавшийся на свободу дракон после сотен лет заточения был готов разорвать каждого, кто встретиться ему на пути. Но был ли он драконом на самом деле?
[indent]Пока Эдгар в компании с Артуром и Регулусом пытались сдержать дракона, Уилкис, взбешенный срывом операции и пришедший в ужас от мысли, что с ним может сделать Тёмный Лорд, пытался атаковать Орденцов. В перепалку с ним вступил Дерек и доблестно отбивал атаки Пожирателя, пока Нотт держал оборонительный щит над их отрядом. За сохранность случайных свидетелей катастрофы отвечал Гидеон. Госпожа Нильссон в тоже самое время пыталась понять, что же не так с драконом, который виделся им с Артуром огромным сгустком магии. Очень скоро триккеры смогли понять, что перед ними заколдованный волшебник, и как только Фенрис понял, что его тайна раскрыта, он постарался повлиять на разум Байтелла. Стоит признать, весьма безуспешно. Вооружившись поддержкой Гринграсса и Артура, Астрид усердно старалась расплести проклятье, превратившее Фенриса в дракона. У них всё могло получиться, если бы не одно но.
[indent]Нотт не был с Пожирателями и сердцем и душой. Это он сообщил Ордену о готовящейся операции и ему было важно, чтобы никто из них не пострадал. Один неловкий жест, один пасс в сторону Гидеона, в которого рикошетом летело опасное заклятье, и в глазах Байтелла он стал врагом. Триккер приказал ему замереть, чем привлек к ситуации внимание Уилкиса, а тот не был дураком. Он быстро смог сложить два и два и убедиться в том, что и без того не вызывающий особого доверия Тадеус - предатель. А у Пожирателей для предателей нет пути иного, кроме как смерть. И он пустил в спину беззащитного Нотта смертельное заклятие. Опешивший от случившегося Дерек, бросился в жар битвы с тройным остервенением, за что и поплатился жизнью. Это вывело из равновесия Боунса, который уже не думал ни о своей жене, ни о своей жизни и дрался как истинный лев, несмотря на множественные увечья, что приносили ему вражеские чары.
[indent]Регулус не был готов ко всему этому. Война, оказавшаяся к нему слишком близко, предательство побратимов и скорость расправы выбили его из колеи. Серебряная маска упала на пол и обнажила лицо молодого аристократа перед глазами Эдгара. Возможно, он бы смог поделиться своим открытием с кем-либо еще, но в миг, когда Нильссон ценой собственной руки оборвала последнюю нить проклятия Фенриса, станция начала рушиться, и огромная глыба мрамора отправила аврора в кому.
[indent]Астрид смогла разрушить проклятье, но какой ценой? Станция стала рушиться, хитросплетение чар и отдача, от которой ведьма пыталась отгородиться, переломала кость правой руки. В метро стали стекаться авроры, но к моменту их появления на станции Пожирателей они не застали - Уилкис успел аппарировать и забрал с собой Блэка. Гидеона, Артура и раненных Астрид и Бонуса в круговороте апарации забрала вернувшаяся Вэнс. Сначала она доставила волшебников в больницу, а после вошедший в курс дела Абрахам перенаправил их в свой дом, пообещав шведке помощь в обмен на информацию. Фенрис исчез в вспышке белоснежного света, стоило только последней нити заклятия пасть.
[indent]Аврорат, нашедший на месте преступления тела Нотта и Дерека, в своих суждениях был предельно логичен. Тадеуса посмертно назвали Пожирателем Смерти и на семью Нотта в который раз пала мрачная тень. Также было начато расследование внутри аврората - Дерек был признан членом террористической организации "Орден Феникса", теперь в аврорате ведется расследование и активно идут поиски возможных соучастников. На месте событий в поте лица работали обливиэйторы и данный сегмент метро был закрыт как для маглов, так и для волшебников "по техническим причинам". В прессе же это дело быстро замяли.


итоги. Эдгар Боунс знает, что Регулус - Пожиратель. Но аврор в тяжелом состоянии находится в Мунго под стражей. В сознание он все еще не пришел. Орден Феникса знает о существовании триккеров. Об этом также знает и Тёмный Лорд, которому Уилкис в красках доложил о них, как о причине провала операции. Их выследили, и на дом, где община нашла приют, было совершенно нападение несколькими днями позже. Гидеон получил незначительные ранения, но с начальством пришлось долго и нудно объясняться. Отчеты господина Гринграсса, его вызовы на допросы и прочие неприятности закончились лишь к середине сентября. Артур впервые использовал свою силу на глазах у столь широкой и сведущей публики. Из-за его заклинания погиб человек. Астрид была физически и морально истощена, сломала правую руку, которой привыкла колдовать, и фактически выведена из строя. Только у Уилкиса всё более или менее хорошо. И у Фенриса, чья судьба всё еще неизвестна.

+3


Вы здесь » the Last Spell » Сюжетные эпизоды » cause you play with fire