1/08 - теракт на Angel 0 замяли в прессе;
3/08 - из строя вышли все волшебные палочки с сердцевиной дракона
07/08 - Министерство оказывает помощь молодым предпринимателям - открытие необычного маркета "Звонкая Аллея"
20/08- драконы в Гринвиче! Район оцеплен сотруднками, ведётся расследование;
24/08 - загадочный пожар в Уатчапеле
07.09.19 привет, у нас сменился дизайн, заметили? а еще мы обновили хронологию и сюжет, немного переделали банк, запустили низзлов и в скором времени планируем кое-то еще. подробности здесь

06.09.19 форум перешагнул рубеж в три месяца и в честь этого домовые эльфы закрыли его на ночную профилактику
Так она и думала. С того самого момента, как вычитала в старой книжке о тварях, что отбирают удачу. Через неделю всё наладится. Если внимательно следить за тем, чтобы не покусали вновь. Если не ездить к морю. Если не быть Руби Марш... <читать полностью>

the Last Spell

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Last Spell » Альтернатива » здесь было еще прикольнее до местного конца света


здесь было еще прикольнее до местного конца света

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

здесь было еще прикольнее до местного конца света
Алексей Королёв и Влад Королёв

https://i.imgur.com/3EUV5Sx.png
засыпаем окопы, разбираем укрепления
забвная, всё-таки, эта штука ваш
мирный атом

Цюрих, поместье Корлевых Limmatquai 13, 25 декабря 2019ого

А оказывается —
прежде чем начнет петься,
долго ходят, размозолев от брожения,
и тихо барахтается в тине сердца
глупая вобла воображения
.


[icon]http://imagiart.ru/img/avatars/000f/09/5e/7937-1558525241.gif[/icon][nick]Alex Korolev[/nick][status]в бассейне полном разбитого стекла[/status][sign]любое движение, каждый вектор имеет конечную цель.
или ты встанешь сам, или тебя остановит мир
[/sign]

+1

2

похуисты становятся иконами для атеистов:
чиксы до сих пор хотят секса с экс-басистом "sex pistols"
до сих пор хотят видеть курта кобейна на сцене
и на все эти хотения уже давно навесили ценник

[indent]За окном на улице валит снег. Такой киношный, такой идеальный, что зубы сводит - Алекса он раздражает своей правильностью и несвоевременностью. Маг опускается на широкий подоконник и, скрестив руки на груди, хмуро смотрит на людей внизу. Семь, да, ему было семь, когда хотелось такого снега. Пушистого, белоснежного... как клочья ваты неспешно и бесшумно падающие с небес на землю. Чтобы ложился на крыши кафедральных соборов кокосовой крошкой - про существование этой штуки Королёв узнал многим позже, но как узнал, сравнение намертво въелось в подкорку - и хрустел под башмаками. Чтобы спрятал всю серую берлинскую грязь и превратил город в сказочную декорацию. Можно не на всю зиму, хватит и одной рождественской ночи. Единственное, что могло спасти унылость праздника в стенах детского дома где еще десяток таких же ненужных отказников пополам с детьми из обнищавших семей ждали маленького чуда, а их пичкали рассказами по образу и подобию "у Христа на елке". Но снег, как и праздник, год за годом игнорировал их запросы. Вместо этого у Алекса стала собираться коллекция спичечных коробков. Один такой он достает из переднего кармана брюк и поджигает спичку. Смотрит на чернеющую головку, на рыжее пламя, жадно обгладывающее крошечную щепку, передает эстафету крошечной газовой камфорке и спешно тушит, разбивая змейку сизого дыма. Ставит на огонь турку с кофе, закрывает глаза и разминает босые пальцы ног - то поднимает их, то опускает шлепая босыми подушечками по холодному кафелю пола.
[indent]Здесь и сейчас Алексею Королёву сорок семь лет и вместо чуда хочется таблетку аспирина, сигарету и чашку крепкого черного кофе. Он уже давно покинул детский дом и перестал загадывать желания на падающие звезды. У него снова есть брат, есть собственный дом, мёртвый отец и мать. С рождества прошел месяц, а за окном идеальная набережная идеального Цюриха утопает в снегу и кричат бесноватые чайки. И в этом моменте он застрял на месяц с небольшим, под подписку о невыезде и хаотичные приглашения на допросы с одинаково бестолковыми вопросами. Бонус в виде кислых щей Влада, который даже не помнит о том, что у него был брат, и вовсе бесценен. Кажется, компас желаний потерял север и стал работать хаотичным образом, рандомно выбрасывая к ногам изуродованное пакистанское воплощение мечты скромного перепуганного мальчика, каким Алекс когда-то был и каким уже никогда больше не будет. Protect me from what i want в чистом виде.
[indent]Черное варево начинает закипать, маг открывает глаза и лениво потягивается из стороны в сторону, похрустывая позвоночником. На нём безразмерный серый свитер алкоголика, купленный на местной барахолке за баснословные пятнадцать франков и джинсы, выстиранные в прачечной за углом. Лицо гладко выбритое, почти что выскобленное, венчают торчащие во все стороны волосы. Глаза всё такие же усталые, но уже не такие стеклянные, как два дня тому назад. По меркам Алекса он почти другой человек, хотя внешне не сильно отличается от самого себя, уехавшего из Берлина по срочным семейным делам. Засевший с ноутбуком в соседней комнате Влад, безустанно гоняющий порнуху без наушников - магу кажется, что это своего рода эквивалент табличке "не влезай, убьёт" - изменений не видит. Кажется, с тех самых пор, как они вернулись из Новемвирата и распечатали завещанный особняк, он упрямо старается не замечать брата. Делает вид, что его нет и надеется, что мысль может быть материальной. Ну, удачи. Ваш звонок очень важен для нас, пожалуйста, оставайтесь на линии - вам ответит первый освободившийся оператор. Про сказаное за кофе и хот-дог "спасибо" можно забыть, списав на пробудившуюся воспитанность. Или смириться с тем, что на нём лимит милости был исчерпан, большего вы не заслужили. И не факт, что только "пока".
[indent]Алекс разливает кофе по кружкам, бросает ломтики ветчины на неровно порезанный багет с маслом. Внезапно наваливается щемящая ностальгия по докторской, но к этому чувству мужчина оказывается готов. Откусывает бутерброд, лениво пережевывает и убирает остатки в полупустой холодильник. Три банки энергетика, банка с кофе, масло, сыр, ветчина и пакет молока - нестандартный набор цюрихского холостяка, спешите видеть, пока дверца всё еще открыта. Назойливой мухой над ним зависает мысль о том, что с братом нужно поговорить, но он бессильно отмахивается и запивает паранойю крепким кофе. Простое, как мир, правило если не знаешь, с чего начать, начни со слова "привет" работать отказывается.
[indent]- Ваше сиятельство, кофий готов! - кричит он в сторону зала, но не испытывает на этот счет каких-либо иллюзий. За стенкой слышатся отборные маты, сюда о звуку, падает на пол ноутбук. Алекс пожимает плечами и плюхается на скрипящий стул, приступая к завтраку. Когда на кухне появляется Влад, брови брата от удивления скользят вверх. Когда перед его носом ставят ноут, на экране которого стоп кадр из порно,  коэффициент удивления резко падает. Маг невозмутимо пожимает плечами и тянется за очередным бутербродом.
[indent]- Я думал, это была закрытая вечеринка, иначе запросил бы гонорар. Кофе будешь? Остынет - немая сцена немного затягивается и жевать становиться не слишком комфортно. Создаётся впечатление, что перед ним сидит голодный ребенок, у которого Алекс отобрал последний сухарь и демонстративно сожрал прямо на глазах. С некоторым усилием проглатывая сухой кусок, он смотрит на монитор и кривится - нет ничего более ужасного, чем поставленные на паузу крупные планы из порнухи. Кивает остатком бутерброда в монитор и тянется за кофе, - вообще, это очень личное и я тут не симулирую. Ты не мог бы пообещать, что больше не будешь теребонькать на вот это? В концепцию семьи это как-то... ну не укладывается.
[icon]http://imagiart.ru/img/avatars/000f/09/5e/7937-1558525241.gif[/icon][nick]Alex Korolev[/nick][status]в бассейне полном разбитого стекла[/status][sign]любое движение, каждый вектор имеет конечную цель.
или ты встанешь сам, или тебя остановит мир
[/sign]

+1

3

[indent] Бумагу можно сложить двенадцать раз подряд, а потом уже не хватит сил. Влад хочет верить, что если завернется в плед раз двадцать, ему наконец-то будет не так холодно, и сил обязательно хватит. Он даже готов смириться с полетевшим и забитым пылью кулером в ноутбуке, лишь бы задняя крышка и дальше грела ноги. В службе сказали, что отопление будет завтра. Разводить костер посреди центральной набережной как минимум не достойно. Как максимум – не из чего. На кухне, вообще-то газ, и можно быстрее согреть маленькое помещение вместе с чайником.
[indent] На кухне вообще-то зависает Алексей, и это вытесняет все плюсы теплой обстановки.
[indent] Восемь открытых чатов, программа швейцарского банка и одна вкладка порносайта с включенным звуком не перегружают ноутбук настолько, чтобы компенсировать незадачу и соответствовать работе плитки. Приходится в ожидании ответа убирать руки под плед, нагло украденный у честных парамедиков просто по забывчивости. Ну хоть одежда купленная, уже на том спасибо, а то в Новемвирате странно бы смотрелся окровавленный мигрант с претензией на наследство.
[indent] Стоило бы уже понять, что у него никогда и ничего не будет как у нормальных людей. Уже в тот момент, когда он стал делать успехи на радость отцу в их магии, избушка повернулась к нему задом, а к лесу – передом. Так бы и вырвать эти куриные ноги, но не так просто это сделать, когда в семейном бизнесе тебе досталась роль сына, «который сначала найдет свое признание, а только потом станет столетним стажером». Отлично. Нашел. Теперь убивает свое время в пустом доме в обществе человека, который в первые десять секунд знакомства сломал ему нос. Это заявка как минимум на кровную месть, но почему-то у них то ли Холодная война, то ли Странная.
[indent] «Коллинз, ты идиот», — думает и транслирует в немецкий Королёв, отвечая своему протеже из местного международного университета, куда съезжаются едва ли не лучшие умы мира. Те, которые были отсеяны из более кинематографичных университетов, конечно. И Коллинз не исключение, хотя сносно осваивает все, что говорит ему «старший по званию», иногда только пропуская мимо ушей просьбы не импровизировать. Да конечно, будет парниша держать себя в рамках правил, даже если от этого зависит его слабая сторона — удача.
[indent] А Влад ведь говорил. Он очень любит говорить. Он очень любит предупреждать и исподтишка потом напоминать об этом, если прогнозы сбываются, что случается относительно часто в обществе тупых людей. Мало кто может его удивить, по крайней мере, из сложившегося круга лиц, половина из которых легла лицом в золу. Алексей Королёв, разделивший с ним радость остаться сиротой чуть раньше, чем сложились обстоятельства, умеет удивлять. Да не просто, а ломать о колено все планы, разрывать чертежи, вскрывать все замки раньше времени и лезть за сладостями, не съев суп. Гамлет говорит, что надо за это ему быть благодарным, пока фактор объявившегося брата не встроился в линию времени. Влад, конечно, понимает точку зрения Гамлета, ибо они сошлись во мнении, что только из-за этого Евгений еще не торжествует, а залег на дно, но матерь божия… Разделение средств по завещанию заблокировано до получения разрешения конторы и нотариуса на вскрытие второго экземпляра.
[indent] Щелк.
[indent] В новостях говорится о четырех погибших и несчастном случае, который подкосил семью, чьи остатки все еще пребывают в больнице. Местные власти проведут проверки, проработают отдельные моменты с руководящими лицами и их заместителями, а потом все обязательно решат и исправят. В офисных зданиях срочно проводят учебные эвакуации и проверяются механизмы организации внутри работников.
[indent] Щелк.
[indent] Чанг Су говорит, что завтра наведается в какое-то китайское местечко, которые не вызывает у Влада ничего, кроме желания перекусить разваренной лапшой. Ответом ему приходит картинка с повесившимся кошаком.
[indent] Щелк.
[indent] Из вкладки со звуком раздается знакомый стон. Допустим, что с плейлистом Влада, который делится на крики летсплееров и на незамысловатые сюжеты порно, можно было бы уже и запомнить, только вот не мужской.
[indent] — Ваше сиятельство, кофий готов! — звучит с кухни в тот момент, когда Влад, проглотив свою гордость, переключает вкладку по зову еще одного очень подозрительного, но откровенно мужского звука.
[indent] — Блять! Ебана хмарь!.. — вывернуться из пледа в тридцать оборотов удается за секунду, но следом на пол летит ноутбук, который не закрывается и даже не выключается. Как в чертовом анекдоте про упавшие носки, из которых не успел выпрыгнуть, Влад сидит у дивана просто так. — Твою ж мать, ебаный хрен…
[indent] Нет, наверное, показалось. Ага, с третьего раза. Ага, лучше уж с четвертого, благо ноут все еще работает. Его Королёв поднимает, проверяет на предмет повреждений и уже с сомнением смотрит на порно «с сюжетом» в духе богемной вечеринки за тысячу долларов максимум. При участии Алекса.  Вот здесь идеально вставал аналог имени вместо типичного «Алексей Сергеевич Королёв».
[indent] А давно вы спрашивали, кем работает ваш давно потерянный брат-близнец? Вот кто-то не додумался за несколько дней спросить. Ну появился на пороге, ну отметился в завещании отца, ну втерся в доверие старому еврею… Влад ставит перед лисьей мордой ноутбук с продолжающейся драмой в блестках и сперме. А лиса нос воротит, спокойно сидит, съежившись вокруг кружки кофе, но абсолютно спокойная. В каких плохих сериалах ребенка продают в бордель? Какой сейчас век? Почему Влад скрипит зубами, хотя ему плевать и его даже не мутит от этого зрелища?
[indent] — Нет, знаешь, искал на твоей левой ягодице родимое пятно в виде короны. Не нашел. Все, не Королёв, вали отсюда нахуй! — перевернув ноутбук так, чтобы остатки бутера сползли по длинной ноге, закинутой на плечо, Королёв скрипит зубами уже по буквам. Это высшая магия, высшее мастерство человека, который сдерживает себя и расплывается в ядовитой улыбке. — Слушай, я не считаю, что деньги могут чем-то пахнуть, мне плевать, кто и где с тобой ебался, но мне нужно сразу поставить блок на определенный контент. Как ты уже сказал, чтобы не разрушать и без того разъебанную систему моих нервов и концепцию семьи.
[indent] Влад качает головой, потому что понятие «семья» для него раньше было с довольно четкими границами. Вот отец, мать. Жена. Может быть, их ребенок. Может быть, другие родственники из России, которые иногда проезжают мимо на отпуск в Португалию или Францию. А теперь он смотрит в голубые глаза, а другие пары найти не может. И то даже не отцовские. Вот уже и не те границы.

[nick]Vlad Korolev[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/W94HN.png[/icon][sign]Хотя, как гласит теория вероятности, в принципе может произойти все что угодно,
кроме того, что не может произойти никогда.
[/sign][lz]<nm><a href="http://thelastchance.quadrobb.ru/">влад королев</a>, 47</nm><lz>маг из мюнхена с вероятностью всего мира в голове, стаей студентов на ставках и братом-близнецом над душой</lz>[/lz]

Отредактировано Peter Pettigrew (2019-06-13 23:58:24)

+1

4

[indent] - Ты не ответил, - совершенно ровным голосом обрывает Влада брат, но костяшки пальцев на правой руке, которой он держит кружку с кофе, белеют. Немного подергивается бровь - бельевую веревку задела неуверенная детская ручонка и та колеблется вверх-вниз, вверх-низ. Алекс смотрит на мага исподлобья, но пока вполне миролюбиво. По его собственным меркам, разумеется. Шмыгает носом и ставит босую ногу на край седушки, прижимая колено к впадине на груди. Делает еще один глоток, - кофе остынет.

[indent]Слова Влада его задевают, но он отчаянно пытается не подавать вида. Шарит взглядом по полупустой кухне: молочный гарнитур в стиле прованс скалится на него пустотой стеллажей, мраморные столешницы вызывающе чисты и ничем не заставлены, фартук тоже горделиво похваляется своей невинностью. Кухонной утвари по минимуму - хватит на пожарить яичницу и сварить кофе - для жизни этого категорически мало. Не кухня, а декорация к качественной мылодраме. Комната утопает в холодном голубом, подчеркивая парадоксальное сходство - хорошая цветокоррекция, передает отчужденность братьев и атмосферу зимы. А еще Алекс выдерживает мхатовскую паузу, пока Влад прессует его взглядом. Очень уж он похож на жену, нашедшую на жестком диске среди фотографий с детских утренников и семейных торжеств хоум-видео мужа с соседом. Кажется что еще немного и в рожу неверного полетит ноутбук, отпечатав на любу доказательства, от которых уже не отмахнуться классическим дорогая, я совсем не понимаю, о чем ты. Еще немного и в ход пойдёт хрупкое стекло, не забудьте сгруппироваться и прикрыть жизненно важные органы. Символизм в каждом кадре, звоните Дикаприо, возможно, это оскар. Алекс морщится - от подобных сравнений его выворачивает наизнанку - и вновь упирается взглядом в брата. Вид я требую объяснений, увы, рассасываться сам собой не собирается. Вдох-выдох.

[indent]- Ну, можешь найти себе жену - нихуевый такой блок на кое-какой контент. Когда ты в сорок семь смотришь порно, поверь, проблема не в том, есть там я или нет, - нравоучительно прищелкивает языком и пожимает плечами. Затем нажимает на пробел и пропускает нелепый стоп-кадр, перематывая на что-то более менее нейтральное - здесь и далее, раздражающее в меньшей степени. Вот, спина Хелен, например. Чудесный вид, точеный силуэт и крылышки-лопатки. Лёша даже невольно даже улыбается, вспоминая, как они познакомились. Милая ведьма, кандидат писихиатричечких наук, кмс по шахматам, второй разряд или как она там говорила? Сейчас уже сложно вспомнить, но то, как она по памяти цитировала Фауста в оригинале, навсегда останется в сердце. Запивая приятные воспоминания остатками кофе, Алекс стряхивает со стола несуществующие крошки и прислоняется спиной к стене, запрокидывает голову.

[indent]- Вот ты, дядя Фёдор, какому дому присягал? Московскому, так ведь? - щурится и губы хищно вытягиваются в улыбке, едва обнажая острую кромку верхних зубов. Ставит пустую чашку на стол, распрямляет ладонь, наблюдая за тем, как двигаются вены - зрелище завораживающее, но не так что бы прям очень, - а я, как из детдома в двенадцать сбежал, к голландским ведьмам прибился. Они меньше вопросов задавали и славились своими широкими взглядами. Специализируются на эмпатии и... Да чего я тебе рассказываю...

[indent]Алекс собирает руки в замок и выставляет их перед собой. Закрывает глаза, по-кошачьи лениво потягивается, скользя лопатками по стене, позвонки хрустят. Вполне безобидный жест. Достаточно похуистичный для того, чтобы отвлечь внимание и бросить немного пыли в глаза. Три секунды для того, чтобы сконцентрироваться и перенаправить энергию в резкий пас. Визуализировать импульс, представить температуру и цвет, добавить яркости и мысленно пройтись по сценарию еще раз. А дальше, как в горячей картошке, главное точно "передать".

[indent]- Лучше показать, - и, выворачивая пальцы, направляет собранное заклинание прямиком в солнечное сплетение Владу.


[indent]Ему четырнадцать и все смотрят на него с нескрываемым любопытством - очень хочется свернуться в улитку и уползти как можно дальше, но нужно держать спину ровно и не опускать взгляда. Всё естественно, в этом нет ничего постыдного, но вот тебе четырнадцать, ты абсолютно голый в центре просторного зала заброшенной общественной бани и вокруг тебя десяток молоденьких женщин. Каждая смотрит пристально, проникает глазами под кожу, касается потаенных глубин естества и проходит насквозь. От них не скрыться, ты перед ними абсолютно голый и внешне и внутренне - все переживания на открытой ладони, здесь никого не обманешь. Кто-то смеется, кто-то шепчет что-то на ухо подругам. Лёша отчетливо слышит запах сирени и крыжовника, он вместе со взглядами проникает под кожу. На них легкие туники и духи, а он босыми ногами топчет каменный пол.

[indent]- Эматия, Алекс, предполагает открытость. Ты никогда не сможешь понять других, если будешь замкнут, - голос Вильгельмины обволакивает, накрывает тонким палантином спокойствия и поднимает гусиную волну мурашек по коже. Ведьмы расступаются, уступают место верховной, а Леша горделиво поднимает подбородок вверх и заставляет себя поверить в то, что ему не страшно. Старшей это определенно нравится, - помни, Алекс - мы все одна большая семья. Нечего стыдиться, нечего бояться. Это заложено в нашей природе. Помни, мальчик, что мы приняли тебя. Помни, что мы тебе дали. Помни, что добро всегда возвращается добром.

[indent] it's a circle of life раздаётся голос взрослого Королёва. Насмешливый, с легкой толикой грусти и иронии.

[indent] Вильгельмина опускает ладони на плечи и касается лбом его лба. С такого расстояния очень сложно прикрыться игрой света и тени. А еще очень сложно не заметить крошечных деталий, из которых складывается общая картина мира. Изумрудные глаза, пухлые и чувственные губы. Медовые кудри спускаются на молочные плечи, накрывают грудь и едва касаются поясницы. У неё родинка над правой бровью и ей за сорок. А еще, когда нежные не по возрасту руки скользят по лешиной спине, он чувствует всё, что чувствует ведьма. Закрывает глаза, пытается уловить эту эмоцию, как улавливают запахи. Прочувствовать и расщепить на составляющие. Она довольна, она очень довольна и даже горда - стоит Леше это понять, как её довольство возрастает всё больше и больше. А еще Вильгельмина одинока потому, что потеряла на войне мужа, сына и любовника, а у него, у Леши, их глаза. Удивительная коллекция сильной женщины. Её губы касаются его виска - мальчик дергается, но нехотя. В конечном итоге, ему рано или поздно становиться мужчиной и разве имеет значение, как это будет? Разве это вообще имеет значение? Ведьма смеётся и воспоминание расплывается в голубом свете кухни, за окнами которой валит киношный снег.

[icon]http://imagiart.ru/img/avatars/000f/09/5e/7937-1558525241.gif[/icon][nick]Alex Korolev[/nick][status]в бассейне полном разбитого стекла[/status][sign]любое движение, каждый вектор имеет конечную цель.
или ты встанешь сам, или тебя остановит мир
[/sign]

+1

5

[indent] Влад не пытался, но своей речью прошелся по границе чего-то. Выстрел из ружья не в небо, а в лес, где теперь лиса забывает свою нору и ищет пути отхода по тем же кофейным следам. Опять-так, охотник целился в солнце только ради самого звука, без умысла, с одним лишь прямым интересом, заключенным в его психическом здоровье.
[indent] Маг складывает руки на груди и качает головой. Он надеется, что история короткая и ему не понадобится долго тянуть из кружки кофе из местного супермаркета, который они с трудом нашли в череде кафе для местных и туристов. Они не готовы к тому, чтобы перезимовать в пустом доме и перетерпеть друг друга без взрыва пропана. Ничего, завтра появится отопление и Влад уйдет на последний этаж, где скелетом стоит мебель в его комнате. Он еще там не был — белых призраков расставляли они все вместе, когда этот дом у них только-только появился. Почему не в Альпах? Почему не маленький коттедж где-нибудь на берегу озера подальше от цивилизации? Почему надо сидеть на деньгах, допустим, заработанных потом и кровью?
[indent] Если потереть стены, то увидит ли он, что они сделаны из франков?
[indent] — Ты правильно заметил, что в нашем возрасте мотивация лежит не на поверхности, — пропускает удар Влад, только дергая бровью и отведя взгляд в сторону окна, ведущего во внутренний двор. Люди как на картинке оставляют свои следы на серой карте, когда два брата старательно затирают за собой любые неосторожные движения, чтобы подобрать личность как полы длинного пальто возле грязной лужи. Вы недостойны знать, вы приметесь меня осуждать, нет, конечно, мне плевать на вас, но давайте вы будете меня объективно ненавидеть за дерьмовый характер.
[indent] А коль говна в комнате много, то и запах уже не режет. Можно разобраться, чье вообще тут плавает и куда движется. 
[indent] — Не все то голландские ведьмы, что с широкими взглядами, — комментирует присказку Королёв. А еще кривит лицо, как будто звук бьет ему по ушам, что ушло не так уж далеко от истины, где у него уже развод — идеально вписывается в статистику, выкаченную правительством ФРГ, — и вытраханный мозг. А еще скептическое отношение к миру, вросшее в позвоночник сразу после исчезновения Деда Мороза, стремления к взрослению, мечты стать мороженщиком, доверия родителям и образа идеальной девушки, с которой они будут вместе всегда. И не факт, что именно неслучившаяся любовь поставила точку в совершенствовании стальной брони по отношению к миру.
[indent] Леша, вестимо, намеривается пробить ее выстрелом из указательного и среднего пальца как в игре в шпиков во дворе старого ГДР-овского дома. И что странно, Влад нервничает. Отлипает от стола, на котором стоит ноутбук, делает шаг назад, когда брат выворачивает магический пас наизнанку, и как будто сам выворачивается, застывая на месте. Черный зрачок пожирает болотного цвета радужку; света очень не хватает.
[indent] Появляется подростковая неуверенность, обнаженность, растерянность. Словно кто-то содрал кожу, но как-то безболезненно, а теперь все начинает ныть и выплевывать кровь сквозь прожилки мяса. Влада здесь не было, но он ощущает, что был. Вот вам эмпатия на блюдечке с голубой каемочкой. Вот вам красивая женщина, которая самая настоящая ведьма из сказок, что шепчет на ухо то ли заклятье, то ли откровенную чушь из второсортного романа, почти дотянувшего до непонятой классики. Вот вам переключатель, из-за которого Королёв находит себя на полу с отбитым копчиком и запрокинутой головой. В ушах одновременно существуют грохот от падения, голос ведьмы и голос взрослого Леши. Все вместе напоминает звон колоколов — вроде одна мелодия, а сотня «языков».
[indent] — Вот с мозгоправами мне еще не приходилось видеться… — выдает спустя пару секунд фокусировки и настройки голоса Влад, поднимаясь на ноги, которые даже не подводят его. Может, он просто размеренно отошел и сел в угол под подоконником? Спину ломит от холодной стены. Какова вероятность, что ему солгали, подсунув подделку?
[indent] Когда можешь взвесить истину, начинаешь во всем сомневаться. Недоверчивый взгляд остается на Алексее, но уже менее жесткий. Сталь оплавили на большой скорости, пронеся на третьей космической до прошлого. Как она только вообще выдержала?
[indent] — То есть ты решил не возвращаться домой, а найти его… в бане? — Влад не пытается сдержать насмешку, он просто ее не выдает. Он последовательно прощупывает историю, отправляя ее кусочки на весы с характером брата. Они же так складно пели Новемвирату в уши свою историю, словно бы сто лет были на стороне друг друга, словно бы не начинали с разбитого носа и треснувшего черного стекла. И вот снова. Людям нужна единая цель. — Ты же помнил родителей, место, где они жили, и все остальное, раз так четко можешь передать, э-э, что-то такое?
[indent] «Или же он  все-таки пиздит», — поправляет себя Королёв, неуверенно сглатывая горький ком, осевший в верхней части горла. Кино потому и красивое, что там реальная жизнь выдумана, дополнена фантазией режиссера и спецэффектами. А чтобы можно было заманить зрителя, надо добавить подробностей: так в артхаусе кто-то ходит по стене и вполне натуралистично ссыт в подъезде. И это можно назвать красотой, у которой гной на ранах и губная помада на губах неправильной формы.
[indent] — Тут не кофе нужен, тут шнапса бы, — глухо добавляет Влад, опираясь поясницей о подоконник, чтобы забыть уже о пепле в виде снега, лице той женщины, что упрямо смотрела, слава богам, не на него, и вкус разочарования. Зато пока что он не распробовал ту самую конфету, что зовется предательством. Может та натура, что осталась от «московского дома», требует страданий и непременно плохого финала общения брата с братом, но жизнь в условиях совершенно других рассчитана на теплую руку в горсти.
[indent] Пальцы за спиной цепляются за ровный подоконник, ногти пытаются вычистить из уголков пыль.
[indent] Если бы Алексей мог показать не лицо «голландской ведьмы», а лицо матери, то это весило бы в разы больше, чем золото, из которого построен дом. Как можно растрачивать свою память на шлюх, а способность — на философские рассуждения на грани пошлости, если можно помнить тех, кого больше не вернуть? Кто важнее всего был в то самое время, когда не было разочарования, а было хотя бы тепло от куртки соседского мальчика, чья мать одолжила вещицу навсегда. И варежки на резинке, хотя никто так больше их не носил. И спор с отцом у фонарного столба, окончившийся содранной кожей — или что там — на языке, потому что на холоде лизать металл может только тот, кто не верит на слово.
[indent] Значит, начиналось не с Деда Мороза, а с фонарного столба.
[indent] У Леши начиналось с детдома, хотя он все еще больше говорит о голландских нравах. Голландские они, как же. Уже не найти следа от настоящих кровей. А бани? Так и сейчас немецкие сауна общие для мужчин и женщин, которым, собственно, и скрывать нечего, если у всех будут такие нравы. Уже ли заразу посадили голландские ведьмы? Вряд ли.
[indent] Влад больше думает все же о крендельках и каше с комочками, которые в его мире существуют только между ним и родителями в маленькой квартире. А теперь из темноты тянется рука еще одного участника сцены. Как из-за ширмы.

[nick]Vlad Korolev[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/W94HN.png[/icon][sign]Хотя, как гласит теория вероятности, в принципе может произойти все что угодно,
кроме того, что не может произойти никогда.
[/sign][lz]<nm><a href="http://thelastchance.quadrobb.ru/">влад королев</a>, 47</nm><lz>маг из мюнхена с вероятностью всего мира в голове, стаей студентов на ставках и братом-близнецом над душой</lz>[/lz]

+1

6

[indent] - Не мозгоправ, а эмпат, - устало повторяет Алекс, массируя переносицу и разглаживая межбровье. Эта одна из тех многочисленных причин, почему он не любит рассказывать о своей принадлежности и предрасположенности. Неточность определений бьёт отбойным молотком по барабанным перепонкам. Это он еще привык, раньше было хуже - коробило так, словно по доске писали мелом, потом он сорвался и ногтем задели покрытие. Вот этот звук, богомерзкий звук случившийся лишь раз, но засевший в ушах на репите и крепко сжимающий желудок, вытягивающий его наверх к легким. Стоит только вспомнить, как всего передёргивает, хотя, казалось бы... Нет, сейчас Королёв реагирует уже не так остро.

[indent]Он смотрит на брата пристально, но мягко - ровно настолько, насколько это возможно. Полуопущенные ресницы, уголки глаз под давлением полу-улыбки невольно тянутся вверх. Возможно он так природой был сложен, а может сам кроил свою внешность под повседневные нужды, но сходство Алекса и любопытного дикого зверя очень спешно бросается в глаза. Весь такой ершистый, несуразный и улыбается так, что в глазах черти танцуют буги-вуги. Что у него на уме читается с большим трудом, если вообще читается, зато он смотрит на окружающий мир либо излишне понимающе, либо крайне похуистично. Вот сейчас настал черёд первого. Брошенное в грудь Владу воспоминание сработало так, как и хотелось - раскрыло створки его перламутровой раковины и позволило увидеть неприглядные внутренности моллюска, охраняющего жемчужину. Иголкой по нервам - пам - и вместе с соляным раствором из створок вытекает чувство защищенности.

[indent]- Если ты думаешь, что после падения берлинской стены Германия походила на Советский Союз, то очень ошибаешься. Ничего не пошло прахом, весь муниципалитет закрутил гайки и еще долго держал свою вотчину в ежовых рукавицах. Бежать из дет дома без аусвайса само по себе было безумием. Искать семью, которая тебя вышвырнула - того хуже. Но я... я попробовал. Меня ловили, а я снова пробовал. Когда меня в последний раз вернули и посадили в карцер, там... В общем, это был крайне скверный возраст и там одно зацепилось за другое, да еще и дом был в аварийном состоянии. Вильгельмине было сложно доказать мою невиновность перед Нувемвиратом, что это не я тупой, а лыжи не едут. Я стал должником их дома, а им нужен был маг. Маг с гипертимезией подходил идеально.

[indent] Разводит руки и пожимает плечами. С губ срывается что-то вроде "пф" и полностью картина символизирует избитую, как мир, присказку прикинь, как в жизни бывает, да?

[indent]- А потом Хелен, - он разворачивает ноут монитором к Владу и тычет пальцем в экран, на котором застыла фарфоровая спинка девушки. Встаёт из-за стола и, прихватив грязную посуду, забрасывает её в раковину. Вода из крана течёт ледяная и то еле-еле, но Алекс не подает виду, что это может вызвать хоть какой-то дискомфорт. Да и в целом, ему плевать - это задевает не так сильно, как память о ведьме. О том, что от неё осталось, после их встречи с тем уродом. Кружка выскальзывает, но маг успевает её подхватить. Выдыхает и хмурится, - Хелен наложила блокирующие чары. Воспоминания о семье и доме стали слепым пятном, они проходили сквозь и не оставляли ничего после себя, не вызывали никакой реакции. Когда её не стало, мне было тридцать девять. В таком возрасте ты уже начинаешь понимать, что значит "нахуй не нужен" и что "всему есть своё объяснение" значит вовсе не то, что тебе хочется подставить в форму ответа. Да и, если честно, на родителей мне уже давно было насрать.

[indent]Кружка и тарелка отправляются в шкаф, Алекс перекрывает кран и стряхивает с рук воду, сея холодные мелкие брызги вокруг себя - полотенец нет, а вытирать руки об свитер или джинсы ему в голову не приходит. Он оборачивается и чуть было не взрывается от приступа смеха при виде глубокого траура, помноженного на праведный гнев и ненависть, на лице брата. Люди склонны ненавидеть то, что не могут понять, но это не делает их опасными. Это превращает их  смешных пещерных предков, впервые высекших искру и добывших огонь. Хер знает, что с этим делать.

[indent]- Позволь себе представить, так бывает, - выражение лица shit happens переходит в нравоучительную мину школьного учителя. Королёв запрыгивает на контроку и опускает ладони на колени, выгибая при этом спину колесом, - я был не нужен им, они - мне, всё честно. Мне не нужно завещание, счета в банках, дома или чем вы еще там меритесь? Не потому, что всего в достатке, не потому, что считаю себя выше этого. О, нет. Три с половиной года подробных воспоминаний не самых худших их версий - этого вполне достаточно для того, чтобы проблеваться. Ты уж прости, но хоть у нас с тобой одни мама и папа, но это совершенно разные люди. Для тебя и для меня. Я не понимаю твоей скорби, извини, чувак.

[indent]В кармане настойчиво вибрирует телефон и Алекс спешит вытащить его. Ему очень редко пишет кто-то, не связанный с работой - сюрприз, казалось бы, почему у такого милого парня совсем нет друзей, скажи, да? - а работа отлагательств не терпит. Он и так очень сильно отстаёт, зависая в Цюрихе с братом, по гланды затонувшем в скорби и обиде на несправедливость шлюхи жизни. Но Влад - семья, всё, на что Алекс может расчитывать - это почти как работа. И, главное, удовольствия доставляет ровно столько же. Маг открывает смс от детектива Гюнтера, догадываясь, что увидит во вложении. Короткое пояснение в виде текста wie du erwartet hast для этого вовсе не обязательно.

[indent]Почерк тот же, сомнений нет. И жертву он описал почти один в один, разве что в росте промахнулся, но она... Да, каблуки, вот что добавило недостающие сантиметры, поэтому с тела их и не снимал. Но что он упускает? Пролистывает фотографии с места преступления, жадно улавливая детали, точно по списку. Галочка, галочка, галочка. Окружающий мир перестает существовать, теряет цвет, вкус и запах, но маг по инерции цепляется за его нить, завершая начатые линейки повествования. Голосовые связки сжимают стальные клещи и сжатые слова сухо хрипят.

[indent]- Я приехал за братом. Которому, как оказалось, на меня тоже насрать. Он меня не помнит. Не помнит - хорошенький сюжет, скажи? И теперь застрял здесь до выяснения обстоятельств. За-е-бись, - время нападения, вот что. Вот что. Оно отказывается подчиняться логике и кажется случайным, если только не смотреть на картину шире. Нужно проверить, если он не ошибается, то всё это время был настоящим дебилом. В памяти всплывают ярлыки открытых в браузере вкладок и голос одевается в сталь. Алекс резко вскакивает на ноги, - Мне нужен твой ноутбук.

[indent]Впрочем, ждать разрешения он не собирается.

[icon]http://imagiart.ru/img/avatars/000f/09/5e/7937-1558525241.gif[/icon][nick]Alex Korolev[/nick][status]в бассейне полном разбитого стекла[/status][sign]любое движение, каждый вектор имеет конечную цель.
или ты встанешь сам, или тебя остановит мир
[/sign]

+1

7

[indent] — Ну да, я ведь никогда не ездил в Берлин и восточнее, и совершенно не вижу разницы, — закатывая глаза, бормочет Влад так, что его почти не слышно. Он очень не любит, когда его считают за идиота, впрочем, в этом разговоре ситуация как раз не в открытом лице и внешности распоследнего лентяя. Новоявленный брат в том возрасте, когда набрасываешь на свои плечи мантию всезнайки, от которой тяжело избавиться даже после провала. У магов у всех такое есть, потому что глаза светятся знанием свыше, но тут еще и голос, еще и манера речи, еще и язык тела — все должно вытягивать нервы Влада по ниточке.
[indent] Посуде биться, сколь веревочке не виться.
[indent] Пока Алексей продолжает свою оправдательную речь — Королёв окрестил ее таковой, потому что изначально все подсовывается ему под нос так, словно он и сам могу бы догадаться, — маг закрывает вкладки и нажимает на выход из всех последних профилей и закрытие программы банка. От греха подальше. Потому что молча выйти в холодную гостиную, чтобы отложить технику, — навлечь на себя еще больше претензий и не дослушать до конца, вспылив до душераздирающего финала.
[indent] Хочется быть искренним, сидеть с открытым ртом, поглощать историю так же, как воспоминания минутой назад, но тогда бы Влад сошел с ума, подобно одному князю. Его пилюлей от сумасшествия был скептицизм. И с недоверием жить было сложнее.
[indent] — Воу. Я имел в виду, почему ты не стал искать семья после совершеннолетия, но беспамятство все объясняет. Резона спустя столько времени действительно не было, — кивает головой «понятливый». Яд накапливается под языком, потому что история не стыкуется. Если бы он знал, что у него есть брат… Если бы были хоть какие-то намеки на это… А есть семья, где всем друг на друга наплевать, но почему-то очень красиво все расписаны в завещании. Если бы ими действительно руководили исключительно деньги, их бы было больше. Так что письмо Алексею имеет более символичное значение, нежели прагматичная дележка, на которую он примчался без лишней скромности и даже не прикупив фрак. Точно. После смерти столь ненавистных людей самое то явиться на глаза и поссать на могилы.
[indent] — Ближе к сути, — выплевывает Влад, стараясь дождаться финала, а только потом придушить засранца, который вываливает грязь на всех тех, с кем уже ему не суждено встретиться. Да, наглец не знает, какой камень тянет его брата на дно, но еще одно оправдание на него вешать никто не собирается. Слишком уж чистеньким тогда тот выйдет из грязи. Бриллиант в придорожном навозе. А пусть такие жестокие и корыстные люди его не касаются. Ведь интереснее рассматривать сообщения на телефон, не доводя мысль до конца. На языке все же крутится: «Зачем ты приперся?» Никто ведь его не ждал, да и сам он не горел желанием являться до последнего времени.
[indent] Говоря о брате, на него он даже не смотрит.
[indent] — Прекрасно, брат тоже не тот, которого ты ожидал увидеть. Он тоже, как и родители, — для всех разный. Не ссы мне в уши — если бы я знал, что у меня есть брат, я бы не ждал предлога в виде смерти отца, — деланно спокойно отвечает Влад, пододвигая вперед ноутбук. Потом встает и медленно, сдерживая ярость от того, что ему врут прямо в лицо, считая абсолютным идиотом, идет в сторону гостиной. Там холодно. Там очень холодно, потому что он больше не нагревает воздух своим дыханием, но теплота кухни его только распаляет, заставляя терять концентрацию. В уме нужно что-нибудь прорешать, чтобы успокоиться. Например, каким образом обернуть их проблемы в оборот швейцарских франков, каков процент тогда навернется. Он ведь трясется из-за своих денег. И покойников. И живых. Сколько их осталось по всему миру? Семья ведь — это самое главное, пусть тебя учили не бояться темноты, запирая в шкафу. Какое время, такие и методы. Тогда никто бы не стал отнимать ребенка за такое обращение, надо благодарить Бога, что вообще у него были родители. В проходе Королёв оборачивается лицом к кухне, но за ним и не следят: — Цепляться за воспоминания о ребенке, который знал тебя от силы всего-ничего — то еще дерьмо. Я не понимаю твоей скорби, так что лучше бы ты извинился за сломанный нос.
[indent] Влад качает головой и направляется в сторону гостиной. В паре шагов от просторной комнаты ноги подводят его и несут по лестнице. Шаг больше похож на марш, который замедляется перед минутой молчания. На полках не стоят фотографии, а зеркала — завешаны. И гнев понемногу затихает, потому что призраки злятся только тогда, когда видят предмет своей ненависти. А дом на набережной помнит, как мать старалась обжить каждый кусочек этажа без помощи домработницы. Чтобы потом все забрать на зиму обратно. Они никогда не видели снега из этих окон. Цюрих относительно скучный город, если подумать, в нем целый год не проживешь, зимовать всяко приятнее в Мюнхене, где есть камин, есть кресла, есть длинный диван. Есть истории от отца и заезжающие на оба Рождества друзья семьи. Их фотографий достаточно. Они появились тогда, когда у Королёвых нашлись деньги банально на пленку для старенького Зенита. А до этого… Ну может быть иногда. Была же карточка у отца с матерью, уснувшей возле сколоченной из простеньких досок кровати ребенка?
[indent] Влад подходит к зеркалу, вделанному в стену, протягивает руку к белому полотну и сжимает его в горсти. Ткань как будто тяжелее от пыли, взметающейся вверх от одного только прикосновения. Больше. Королёв стягивает покрывало и пыли становится еще больше. В отражении он как будто бы в тумане.
[indent] У них нет ни одной фотографии Влада в младенчестве, с первыми шагами и первыми словами. Отец говорил, что денег и правда на пленку не было. Зенит не продавали. Но были же катушки, которые выстраивались в ряд, и коробки с проявленной пленкой. Была темнота в общем туалете, когда там запирались, чтобы творить абсолютно человеческую магию, а результат лежал в коробке. В которую послушный сын без спросу не заглядывал. Не было интереса и не было повода.
[indent] Влад утыкается головой в свое отражение, которое смотрит на него исподлобья, а потом пропадает под опущенными векам. Тихий смех становится громче. Он рвется наружу, толкается от истерично сдавливаемой грудной клетки, что больно, но маг продолжает смеяться как припадочный. Погрешность. То самое, что никогда не давало стопроцентной вероятности. Пространство, о которое спотыкалось сознание всю жизнь мальчика. Если заплаткой взять фотографию Леши и прикрепить всюду, но прекрасно туда встанет. Та самая погрешность. Как он сказал? Слепое пятно? То самое, что ты не видишь, когда смотришь прямо. У детдомовца в нем спрятались дом и семья, а у мага из полной семьи — один лишь кровный брат и четыре с лишним года жизни. И никто ведь из семьи не спрашивал, куда делся. Все старшие знали. Все помнили, как погибли его, Влада, дед и дед Саши в Гражданскую войну, все рассказывали эту историю и моралью было, что не может быть больше одного ребенка у них. Кровных. Что пусть и гонит ладан колдунов от церквей, но история о ревности к высшим силам и более низшим потребностям была придумана для всех.
[indent] Смех задыхается вместе со сползшим на пол магом. И все так хорошо складывается. Он вдыхает чаще, чтобы дать разуму воздуха, пусть и с примесью пыли. Он почти закончил, он почти сложил мозаику, чтобы жить спокойно и не чувствовать себя неуверенным на помосте перед обвинительной речью новоявленного брата. Теперь у него будет щит от всего этого. Или?..
[indent] Кто бы стал записывать в завещание того, кого не хочет видеть? Да, допусти, жалко, но ведь тогда он точно встретится с другим сыном, что ровняется катастрофе? Столь верный идее человек, как Сергей, никогда бы так не сделал. «Обряд? Нет, он никогда бы не смог воздействовать на завещание, оно писалось гораздо раньше и было заколдована», — качает головой Влад, снова играя в гляделки со своим отражением. Ну и что тогда? Обряд был очень сильным, они с Гамлетом еще долго не могли от него отойти, что уж говорить о радиусе воздействия. Действительно все родственники собрались в Мюнхене.
[indent] — Если только отец не захотел после смерти мамы переписать завещание… — шепотом подводит черту Королёв. Слишком большая вероятность. От ее предполагаемой яркости начинают слезиться глаза. А может, и не из-за этого. Нашел братца. Сам нашел. И чего Алекс пиздит, ведь брат его привел туда, вытянул за ниточки кровные, связывающие их даже на расстоянии. Влад даже не знал, кого подзовет к себе, а все равно решил так сделать. И вызвал.
[indent] Хриплый вороний смех снова проносится по этажу, но уже какой-то более довольный и не такой отчаянный. Вместе с виной за все произошедшее к магу приходит превосходство от контроля. Каким-то образом его игрушкой стали абсолютно все, хотя ему была нужна только одна кукла, так и не давшаяся в руки.

[nick]Vlad Korolev[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/W94HN.png[/icon][sign]Хотя, как гласит теория вероятности, в принципе может произойти все что угодно,
кроме того, что не может произойти никогда.
[/sign][lz]<nm><a href="http://thelastchance.quadrobb.ru/">влад королев</a>, 47</nm><lz>маг из мюнхена с вероятностью всего мира в голове, стаей студентов на ставках и братом-близнецом над душой</lz>[/lz]

+1

8

- Со сломанным носом тебе шло больше, - на бурчанье под нос это не слишком похоже, уж слишком громко Алекс говорит, но глаз от монитора не отрывает. Да и зачем ему смотреть в лицо Влада, что он там не видел? События последних дней успели его познакомить со всем спектром эмоций, который способны передать его мимика и физиогномика – ничего сверх «недоволен», «ты говно, я – небожитель», «разве можно быть таким мерзким» и «тебя не существует» маг не выдавал. Даже не старался. Королёв между делом пожимает плечами, мол, ну а что поделаешь, если это действительно так, и, пробираясь сквозь дебри перекрестных ссылок браузера, добавляет, - хоть на человека был похож, а не на ЭВМ.

Слова брата его задевают, но по сложившейся традиции он вида не подаёт, причем делает это так искусно, что сам почти что верит. Блаженная игра в наперстки арестанта с конвоиром – вот сейчас, смотри, я выиграю у тебя свою свободу. Погруженный в свои размышления, Алекс прикусывает большой палец – зубы то и дело смыкаются на тонкой ногтевой пластине и оттягивают её на себя, словно хотят вырвать с насиженного места – и сопоставляет вырезки из газет с материалами дела. Вот оно, ну, конечно! Королёв откидывается назад и победно скалится, отставляя в сторону этику.

Как всё банально, кто бы знал… Думает он, выслушивая гудки в телефонной трубке, затем сбрасывает и набирает смс.

Berichtenswert.

Как хочет, так пусть и понимает. Жалование ведь нужно получать не за «спасибо». Алекс тоскливо смотрит в глубь холодного коридора. Где-то там, в его мрачных недрах придается рефлексии Влад. Если честно, Алекс хер знает, как ему помочь и искренне сожалеет, что нос, челюсть и коленную чашечку на место вставить можно, а мозг – увы и ах, пациент не пережил наркоза, мне очень, очень жаль.

- Я тебя не понимаю, - в коридоре рассыпается эхо очевидных вещей. Вы посмотрите, какие мы нежные, - ты из Диснеевских принцесс которая? Которую в башню выселили, потому что моралью заебывала?

Но шутками переломы не срастить. Королёв прячет замерзающие руки в карманы и шлепает босыми пятками вслед униженного и оскорбленного. Когда он его находит, тот заливается смехом в духе короля Лир, скользя по стенке. Алекс останавливается в шести шагах и прислоняется плечом к дверному проёму, складывая руки на груди. Смотрит оценивающе, но и шутливо – безумье инфант он уже давно привык ставить под сомнение.

- Встань с пола, - сухо бросает заботливую руку помощи и отводит взгляд, - импотентом станешь.

Владу на Лешины советы в самом культурном раскладе просто плевать. Версия без цензуры выглядит более любопытным образом. Нужные слова упрямо не приходят на ум, упираясь рогами в невидимую стену непонимания. Невидимую не значит не существующую. Это как с мельницами Дон Кихота, даже хуже. Алекс тяжело вздыхает и его васильковые глаза находят центр вселенной в старом торшере. Не то, чтобы ему было так интересно его разглядывать, но за неимением других альтернатив.

- Ты, кажется, по ним скучаешь. Я этого не разделяю, но, наверное, могу понять… Ты говоришь, цеплять за столь юный возраст – глупо, но… Вот какое дело, другого-то детства у нас с тобой не было. Счастливого, беззаботного, рабского… Рабского от того, что за нас все решали, счастливого – по тем же причинам. Хочешь, я покажу тебе? Как отец учил тебя кататься на велосипеде, например. У тебя там такая рожа смешная, это нечто! Или, как ты заболел ангиной, а мать принесла тебе малиновое варенье - черт знает, как достала, готовить-то совсем не умела, а прилавки пустые были. Или как я тебя от питбуля спас? Кстати, ты до сих пор мне должен

[icon]http://imagiart.ru/img/avatars/000f/09/5e/7937-1558525241.gif[/icon][nick]Alex Korolev[/nick][status]в бассейне полном разбитого стекла[/status][sign]любое движение, каждый вектор имеет конечную цель.
или ты встанешь сам, или тебя остановит мир
[/sign]

+1

9

[indent] Сидеть на холодном полу неожиданно комфортно. Скользить спиной по стеклянной поверхности старого зеркала тоже. Его маленький мир, вытянувшийся в пространстве от всклокоченных волос до кончиков пальцев, был уютным и одновременно угловатым. Внутри же обитало что-то такое же многоугольное. Додэкаэдр, который перекатывается по жилам, заставляя его вздрагивать с каждым новым приступом смеха. И больно и смешно. Влад ощущает всю глубину своей глупости и показушности, но все равно остается сидеть на месте, не имея сил взять себя в руки.
[indent] Он не умел надевать на себя маски так же, как это получалось у его отца, но все-таки мог иногда преодолеть себя, навязать то настроение, которое было нужно. Не сегодня.
[indent] Мир полнится открытиями чудными, и он не может не реагировать на «совпадения». Потому что «совпадения» — понятие, существующее в ума суеверных. В их семье вообще не принято к употреблению это слово. Все они могут заклинать и искать заклинателей. Пройдясь по основным узлам событий, можно найти виновника торжества. Влад вышел сам на себя и это было невероятно смешно, до морщинок вокруг глаз смешно, до трясущихся плеч смешно, до игнорирования всего мира смешно.
[indent] И Лешу он замечает, только когда тот заслоняет импровизированное солнце — ночь со стороны окон. Привыкшие к темноте глаза замечают уверенный профиль. В собственной тени Королев скрывает глаза и свое выражение лица, тем более отводит взгляд, чтобы разговаривать, наверное, с мебелью. Влад не может остановить дрожь от внутреннего смеха, поэтому трясется даже когда уже и забыто, из-за чего у него началась истерика. Сжимая пальцы в кулаки по бокам от себя, он снизу вверх смотрит на того, кого привел буквально за руку в свою жизнь, хотя все его оттуда гнали. Ссаными тряпками забросав дорогу назад, они вычеркнули существование кого-то, кто делил с ним начало жизни буквально. А потом, может быть, и эмоционально. Хотя и скупо делиться воспоминаниями о том, что помнит только. Эгоистично размахивает красной тряпкой перед быком, рассчитывая, видимо, зарубить его с одного удара.
[indent] И бык идет на тряпку.
[indent] — Покажи, — склоняясь вперед над своими коленями, выпаливает Влад. Взгляд исподлобья полнится вызовом. Он не перебарывает себя, не спешит согласиться с преимуществом Алексея, не чувствует угрозы своей гордости, идя на поводу у того, кому ставит палки в колеса просто потому, что он чужак.
В чужаке, правда, очень много «ты». Он не говорит о себе в его детстве — ну разве только о долге за питбуля, что уж там, — он говорит о Владе в его детстве. Мальчике, за которым он пришел, а нашел сидящего на полу и ржущего над собственной оплошностью Королёва. Завышенные ожидания. Ставка не сыграла.
[indent] Влад хлопает по холодному полу возле себя. Никуда он подниматься не будет. Если час благотворительности еще не истек, то он будет капризным ребенком и воспользуется им по полной программе. Ему нужно увидеть отца, когда он был молод. Ему нужно увидеть мать, когда она была молода. Ту семью, которая держалась против всего мира, не отбрасывая тени. И Леша, кажется, кривит душой, потому что полный ненависти сын не станет так отзываться о матери и обо отце. Хотя и не смеется, припоминая эти моменты. Влад бы смеялся, если бы помнил, но у них альбомов-то было — кот наплакал. И поэтому он смеется просто так, болезненно растягивая губы в улыбке.
[indent] — Всем нужны рамки, чтобы чувствовать себя в безопасности. Цель, которая ограничивает тебя. То, что поднимает тебя по утрам, даже если это ненависть. Даже если это барьер, который тебе надо взять. И пусть это чья-то ненависть или просто закрытый пансион вдали от дома, но препятствия заставляет тебя прыгать выше головы. И это настолько херово, что даже не достойно благодарности. Вот в чем прелесть — никто не будет в праве заставить испытывать благодарность за то, как тебя пожевало. Так что да, это было прекрасное детство, — хмыкает Влад, хотя в его голосе проявляются эмоции даже большие, чем ярость или гнев. Он как будто вдохновлен своим открытием, сделанным только ради того, чтобы сказать Леше «но», пока он не показал ему детства. — Значит, мне не померещилось на лестнице… И как ты это делаешь? С людьми, которые ничего не могут забыть, я еще согласен, но дальше? В чьей это голове: твоей или моей? Это фантазия или на самом деле воспоминания? Нужно представить или пропустить в память?
[indent] Много вопросов от человека, который не хочет обмануться. В его речи звучит надежда. Влад даже не знает, то ли ему хочется уличить Алексея во лжи, то ли поверить сразу во всей и окунуться в это с головой. Сложно решиться хоть на что-то, когда рамок нет. Есть только год бесполезных ожиданий в четырех стенах и маленьких границах. И стоит ли ему иметь под боком врага, ради которого стал бы подниматься по утрам, чтобы не обнаружить себя в собственных кишках на простынях? Или ему стоит иметь друга, который подымет его в час упадка?
[indent] «Не надейся, подниматься ты всегда будешь один», — думает про себя Влад с какой-то долей злости и разочарования. Сам же вырезает тех, кто пожелал от него отвернуться. Его бывшая жена так и совсем пропала с радаров, хотя несколько раз после смерти отца он думал о том, что исцеляющая сила ее объятий могла бы все сделать немного проще. Но их отношения от этого стали бы сложнее. Проще жить, зная, что вы никогда — совершенно, абсолютно, бесповоротно, — не встретитесь, даже если в мире останетесь только вы вдвоем.

[nick]Vlad Korolev[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/J8l4C.gif[/icon][sign]Хотя, как гласит теория вероятности, в принципе может произойти все что угодно,
кроме того, что не может произойти никогда.
[/sign][lz]<nm><a href="http://thelastchance.quadrobb.ru/">влад королев</a>, 47</nm><lz>маг из мюнхена с вероятностью всего мира в голове, стаей студентов на ставках и братом-близнецом над душой</lz>[/lz]

+1

10

[indent]Алекс гадливо улыбается, сглатывает тугой комок безысходности, подступивший к нёбу, и в сердцах ненавидит себя за то, что на секунду осмелился понадеяться, будто Влад скажет "нет". Не так, к надежде это не имеет никакого отношения, здесь чуть глубже и искренней, в ту область, что обычные люди имеют право называть верой. Они же не обычные, только это не является преимуществом, что бы там кто не говорил. Сказки.

[indent]Маг утирает ладонью лицо и пытается прочистить горло от мусора несказанных слов. Затем смеётся, как умалишенный и кивает, китайским болванчиком. Ну конечно, что ему еще от него нужно? Настоящее, будущее? Нет, пестрый ворох тряпья из прошлого, бонус серия его великолепного телесериала, которая вышла так давно, что успела стереться из памяти. Эксклюзивный клочок мира, в котором у него все было не так погано, как сейчас.

[indent]Где мертвый были живыми.

[indent]- Я больше не буду повторять дважды, - говорит сдавленно и расправляет ворот свитера, словно это он ему мешает, а не тугой ошейник, на который сам себя посадил. Королёв бросает на брата рассеянный взгляд - даже не столько на него, сколько на место, где он должен быть - плюётся сухим и командным, - жопу с пола поднял. И сопли заправил.

[indent]Всё дальнейшее происходит на эмоции и движения сугубо рефлекторны. Алекс бросает своё собственное тело в коридор, с трудом сдерживая зарождающийся в груди рык, отталкивается холодными ладонями от промёрзших стен и вваливается в кухню. За окном, как и прежде, сказка с рождественской открытки, только успело порядочно стемнеть и город уже не рассмотришь, но в голове Королева он всё еще продолжает существовать в мельчайших деталях. Королёв закрывает глаза и посылает мир к черту на поминки. Говорят, на сетчатке умирающего, если глаза его не были закрыты в тот поганый момент, когда смерть решилась позвать его на свидание, застывают последние сцены увиденного. Очень чётко, но несведущий не разглядит. Вот у него так же. Алекс тянется в шкаф за бутылкой дешевого джина - стоило только видеть лицо Влада, когда брат притащил это убожество из магазина - наплевав на целостность эмали, откупоривает её зубами и сплёвывает крышку на пол. Та, пару раз отскочив, закатывается под стол и не издает больше и звука - возмущалась, возмущалась, обиделась и заткнулась в своём тихом, укромном уголке нарочитого неодобрения. Кадык бегунком печатной машинки скользит по гортани вверх-вниз, вверх-вниз, желудок наполняется вязким и прозрачным маслом горячительного алкогол - Алекс пьёт жадно и на одном дыхании. Он привык. Он живёт уже так сорок два года, фиксируя и копя в себе секунду за секундой историю мира - во вселенной Мартина мага обозвали бы Трёхглазым вороном. Это ему ненавистно.

[indent]В этой веселенной Короля Ночи не существует. Зато спрос на истории не угасает.

[indent]Он ставит ополовиненную бутылку на столешницу и, занюхивая свитером, возвращается в коридор. Идёт, как пьяный, но джин не успевает дать в голову, сворачиваясь ужом в пустом желудке и оставаясь чувством сухости во рту.

[indent]- Это память - врожденный дефект, погрешность, от которой не избавиться. Я помню всё, абсолютно всё, что так или иначе меня касалось в мельчайших деталях. Цвета, запахи, жесты, интонации. Что-то вроде камеры с бесконечной флешкой и не подыхающим аккумулятором - её включили и она всё пишет. Голландские ведьмы научили меня магии эмпатии, благодаря этому я могу не только хранить и записывать, но и показывать это сранное кино. Все выводы, все акценты ты расставляешь самостоятельно в меру своих возможностей и желания. На этом, предлагаю, с теорией закончить, тебе же не она нужна.

[indent]Королёв усмехается, закатывая рукава чуть ли не по самые плечи, и разминает пальцы, как разминают их волейболисты перед выходом на позицию. Мельком смотрит на брата, убеждается, что он всё еще здесь и готов слушать, а главное - верить. Лишь тот, кто верит, способен открыть душу и принять что-либо, без этого фокуса не получится.

[indent]- Резюмируя. Всё то, что ты увидишь - было на самом деле. Гарри Поттера смотрел? Считай, что окунаешься в Омут Памяти. И так, с чего бы начать? Ну, давай с этого.

[indent]Немеющие пальцы связывают нити магии в причудливые узлы, оплетая силу в кокон из воспоминаний. Деталь за деталью Алекс в уме восстанавливает последовательность событий, выстраивает декорации и выставляет свет. Чернильными кляксами цвета индиго в картинку вплетаются люди - сначала неясными силуэтами призраков, после обретают материальную плотность, цвет, запах и текстуру, затем сцена обретает звук и становится целостной. Зафиксировав всё это в единой точке, заклинание обретает целостность и срывается с пальцев единственного мага из голландского дома и он резким движением мастера восточных единоборств направляет сгусток в солнечное сплетение Влада, точно выбивая его душу из тела, и сам падает назад, запрокинув голову и закатив глаза.

[indent]Женщина с пшеничными волосами треплет своего сына за щеку и подставляет тарелку с манной кашей ближе. Маленький Влад совсем не похож на себя взрослого - ничего из того, что видят глаза Алекса не может сказать о том, какой редкостный говнюк из него вырастет в будущем. Он широко улыбается и краснеет, отталкивая мать и подчеркивая, что его стесняют телячьи нежности. а владе На Владе синяя футболока с белым отворотом и он болтает под столом ногами, задевая колени брата своими стоптанными сандалями. Она целует его в макушку и ставит перед Алексом граненный стакан с компотом из сухофруктов прежде чем снова возвращается к плите, на которой стоит медная турка. В маленькой, залитой теплым солнечным светом кухне, пахнет молоком и крепким кофе. Из темных недр коридора сначала появляется сизое облако едкого дыма, потом газетный разворот и лишь после этого в кухне появляется отец. Машинально треплет макушку сына, наклоняя его к тарелке, и садиться рядом, не открываясь от прочтения свежих новостей. Такой у него ритуал по субботам.

[indent]- Ты не хочешь спросить у своего сына, где он получил такой впечатляющий синяк? - не отрываясь от плиты говорит мама в красном хлопковом платье в белый горошек. Отец смотрит на сыновей поверх газеты, пытаясь определить, о каком ребенке идет речь. Берет Влада за подбородок и поворачивает его бледное личико к себе, но ничего не находит, после чего кустистые брови сходятся на переносице и в глазах проскальзывает недовольство.

[indent]- Леша, я разве не говорил тебе, что драки до добра не доводят? - Влад прыскает  смехом и утыкается носом в тарелку с кашей, ускользая от шуточного подзатыльника, который ему и так бы не достался - это отец только пугает, он в жизни ни разу не ударил младшего, - нужно оценивать свои шансы и только потом лезть с кулаками.

[indent]- Что ты такое говоришь?! - шипит мама и ставит перед ним чашку с вязким, чёрным кофе. Демонстративно складывает руки на груди и занимают позицию сурового ментора, требующего от супруга поддержки в строгости её намерений, - что скажет Гертруда? Если в Доме об этом узнают....

[indent]- Я споткнулся, - бурчит Леша и отхлебывает холодный компот. Похоже на рыбий жир - ему не нравится, но выпить нужно, иначе мама расстроиться. Влад опять смеется, за что получает неодобрительный взгляд матери.

[indent]- Он споткнулся, - подтверждает мальчишка и женщина меняет гнев на милость и целует его в пунцовую щеку.

[indent]- Солнышко, ты не должен покрывать брата.


[icon]http://imagiart.ru/img/avatars/000f/09/5e/7937-1558525241.gif[/icon][nick]Alex Korolev[/nick][status]в бассейне полном разбитого стекла[/status][sign]любое движение, каждый вектор имеет конечную цель.
или ты встанешь сам, или тебя остановит мир
[/sign]

+1

11

[indent]— А ты не командуй, — огрызается в ответ Влад, не имея ни малейшего желания уступать близнецу хоть в чем-то. Это он пришел, это он решил заявиться с корабля на бал, а теперь жалуется на «фамусовское общество», в которое его никто не звал. — И кто из нас еще что боится отморозить.
[indent]Как только Королев поднимается, его отражение тут же исчезает. И если бы из зеркала — тогда бы маг объяснил все это сном, — так нет же, снизу звучит марш чужих шагов, напоминающих о том, что события последних дней просто так не стираются, просто так не исчезают, просто так не забываются. Они были, и все несут ответственность за произошедшее. Но у кого-то просто есть наркотический дар — забываться в столь реальном прошлом, что невозможно понять, почему он еще не потонул в этом океане подробнейших воспоминаний. Тогда же все было хорошо. Тогда же никто никого не выгонял, не преследовал. Королевы списывались только с самыми близкими родственниками, не имея денег на порталы, и порой наведывались к соседям. Доброжелательных из них было не так много, но и это какое-никакое, а общение. Только потом нахлынули эти ветки, приемные дети, далеки собратья… И началось.
[indent]Влад смотрит в пустоту второго этажа, где где-то прячется его детская-подростковая. Может и на него таким кармическим, — а не магическим, — образом напрыгнул Алекс? В этом же совершенно нет смысла. Брату он не нужен таким, какой он есть — черствым, циничным, проще говоря, взрослым. И теперь его пытаются перевоспитать? Он ни чем не лучше Влада, которому остро необходимо воспользоваться возможностью увидеться с родителями даже таким странным способом — заглянуть в воспоминания, которых у него нет. Похороненные под грудой забот последних сорока с лишним лет, они воскреснут от одного лишь прикосновения?
[indent]Алекс возвращается и от него пахнет джином. Не перегаром еще. А так, будто кто-то рядом с ним открыл и разлил жидкость по столешнице, пока маг спешно пытался затереть следы рукавами свитера.
[indent]— Отличные воспоминания будут, я смотрю, — не удерживается от едкой колкости Королев, складывая руки на груди, но его прерывает поток информации, так сказать, матчасти для студента. Манипулятор обращается в слух — не каждый день приходится разбираться в странной магии, которая недоступна твоему дому и тому скопищу немецких франтов, которые дерутся за право разорвать глотку человечеству. Но больше здесь дело в самом брате, который находится то ли в постоянной гипермнезии, то ли периодически колется и находится в состоянии наркомана за секунду до прихода. И то, и то объясняло его характер. Только в первом случае уже не исправить, а во втором еще можно надавить на определенные рычаги. На тормоза, например.
[indent]— А лакричных чубриков не будет? — также въедливо замечает Влад, маскируя свое ожидание под безразличие. После короткого выпада — желание отшатнуться в сторону тяжело перебороть, практически невозможно, — Королев слышит только грохот двух падающих тел.
[indent]После он слышит свой голос. Такой, без эха от костей, и еще не сломавшийся. И голос матери, еще не покрытый возрастом. И совсем молодой голос отца, у которого уже есть что-то тяжелое от попыток защитить семью от всего мира, даже если в руках у него только советская газета.
[indent]Голос «рассказчика» предельно не знаком, потому что все такой же не сломавшийся. Может быть, такого мальчика он бы и вспомнил. Может, такое воспоминание он бы не забыл. Может и не забыл? Владу хочется себя проклясть и обречь на вечную прогулку вокруг берлинской телевизионной башни. Круг за кругом, пока ноги не сотрутся. Он же не мог все это забыть! Напротив него мальчик ест кашу, и он знает этот вкус. И знает, почему подрался «рассказчик». Это можно выхватить из круговорота, но руки сбиваются в кровь, стоит только попытаться. Сложно. Раскалывающаяся на части голова не дает покоя. Собственные демоны заливаются смехом. Не совладал, Влад, не совладал.
[indent]Он лежит, уставившись в потолок. Глаза болят от того, что веки давно их не накрывали, и маг спешит зажмуриться. У него пересохло во рту, а голова все еще болит. Второе видение за день. Он может себе представить, что происходит с тем, кто пренебрегает пределами своих возможностей. У Влада ломались кости, хотя обычно он не мог пожаловаться на крепость организма. А уж чужие манипуляции… Странно, что он не сходит с ума, хотя одновременно смешиваются в памяти взгляд зеленых глаз и голубых. На секунду он даже забывает, какие именно его — ведь есть же хамелеоны, да? Влад ловит себя на том, что не дышит, и его легкие уже разрывает от несправедливой пустоты. Резкий вдох дается легко, но каждый следующий — как у маленького ребенка, который может просто забыть выдохнуть. Следующее за следующим движением грудной клетки происходит под контролем хозяина тела. Пошевелив руками, он поднимается на локтях, беря свои слова назад о том, что на полу удобно сидеть. Он находит взглядом откинувшегося назад Алекса, который не утратил свой схожести с воробьем, но примешал к этому, кажется, подобие среднего бомжа. Поднимаясь на ноги, Королев все-таки проклинает себя, но без последствий, — в глазах появилась нежелательная влага, которую он быстро смаргивает и стирает с лица, чтобы не осталось следов. Это было лучше, чем те кошмары, в которых он ползал по полу и просил прощения у родителей, у их гробов и у их могил, боясь, что они дождавшись друг друга ушли, забыв его в одиночестве.
[indent]— Эй, — обращаясь к телу, с грохотом упавшему на пол, Влад едва сдерживает желание пнуть его в бок. Или сдерживает, но сам толком не понимая, как. Неужели такого подарка судьбы достаточно, чтобы все обиды прошли и иголки втянулись обратно? Маг просовывает руку под голову и щупает затылок на предмет повреждений, но ни темной жижи, ни мерзкого хлюпанья он не замечает. Шишка появится не сразу, жить будет. Стал бы он расшибаться в лепешку, выходя за пределы своих возможностей, ради того самого неблагодарного брата, который его даже не помнит! Ну хоть не по лестнице скатился. Надо что-то сказать, только Влад не знает, что. — Вот не надо за компот, мне он нравился.
[indent]Стукнуть самого себя по лбу не выходит, как минимум потому что тогда в черепной коробке, кажется, разразится такой перезвон, что Королев окочурится на месте. Но стыдится самого себя у него получается прекрасно.
[indent]— Хрен с ним, я не об этом. Это же самое… дорогое, что может быть. И одновременно ты это ненавидишь до тошноты и желаешь к этому вернутся… Не понимаю, — Влад хмурится, заглядывая в лицо менталиста, и едва не признается, что ради возвращения в прошлое он и ненавистного близнеца примет с распростертыми объятиями. Там он еще не совершил глупых ошибок. Ну может, что-нибудь сморозил глупое, но потом сразу же забыл, как и все окружающие. Ему еще не приходилось делать сложный выбор и нести ответственность за то, как поступали его родители. 

[nick]Vlad Korolev[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/J8l4C.gif[/icon][sign]Хотя, как гласит теория вероятности, в принципе может произойти все что угодно,
кроме того, что не может произойти никогда.
[/sign][lz]<nm><a href="http://thelastchance.quadrobb.ru/">влад королев</a>, 47</nm><lz>маг из мюнхена с вероятностью всего мира в голове, стаей студентов на ставках и братом-близнецом над душой</lz>[/lz]

+1

12

Сейчас притащили израненный вечер.
Крепился долго,
кургузый,
шершавый,
и вдруг, —
надломивши тучные плечи,
расплакался, бедный, на шее Варшавы.

[indent]Пусто, холодно и больше ничего, хотя это не совсем так. Светло, но этого Алекс пока не понимает. Никакого дискомфорта, просто констатация факта. Королёв лениво моргает, упираясь васильковыми глазами в потолок, чертит взглядом пунктирную линию вдоль тонкой трещины. Складывает руки в замок на груди, где-то в области сердца, и чуть вдавливает ладони, пытаясь заткнуть огромную дыру - её невозможно увидеть, но ты знаешь, что она есть. Которую почувствовал бы, если бы только умел чувствовать. Если бы душевные переживания не были заспиртованы в лидокаиновой вечной мерзлоте. Алекс думаем, что если надавит чуть сильнее, то ребра треснут, как палочки савоярди - это слово знакомо ему шапочно, но очень удачно приходится к месту - и из зияющей дыры польётся вязкий дёготь прогнившей крови. Целый центнер чёрной, гнилой и клокочущей жидкости, которой он ежедневно захлебывается.
[indent]Есть ли в нём хоть что-нибудь не отравленное?
[indent]Воображаемый пунктир обрывается на границе плинтуса, взгляд запинается и беспомощно шарит по горизонтали, силясь найти выход. Разум мага заторможен - нужно было  выйти из тела для того, чтобы водка взяла своё. Маг скалит зубы и тянет рукава свитера, обнажая ключицы в обмен на закутанные в тепло пальцы. Ощущение реальности возвращается в мелочах и впервую очередь неприятных. Обратная сторона медали всегда горчит, вопрос лишь в том, стоит ли награда выбитой оскомины.
[indent]— Вот не надо за компот, мне он нравился.
Взгляд опускается на фигуру Влада, нависающую над ним исполинским грифом. Облако взлохмоченных волос кажется нимбом, что в некотором роде даже символично - пока они путешествовали по кладовым памяти, в выстывшем доме включили свет. Алекс не моргает, очарованный дешевыми откровениями между строк. Правда заключается в том, что его способности его убивают. Сначала в метафорическом плане, выжигая возможность чувствовать, затем и в прямом значении этого слова. Затухает инстинкт самосохранения, подменяются понятия, искажается отношения к вещам социально значимым, в прострации развивается аутизм. И лекарства от этого не существует, потому что он сам - лекарство, только не для себя. У всего есть пределы. Бесконечно дробить можно лишь пространство и время в идиотском апории об Ахиллесе и черепахе.
[indent]- ... не понимаю
[indent]- Всё просто. Ты ненавидишь не прошлое, ты ненавидишь себя за то, что пустил свою жизнь под откос, просрал все полимеры, а прошлое напоминает тебе об этом. И ты раз за разом возвращаешься в него, пытаясь найти точку невозврата, - смотря сквозь брата говорит маг и широко улыбается, только получается совсем не весело. Истина заключается еще и в том, что старший Королёв - наркоман и каждое применение силы для него сродни дозе чистейшего героина. Для отказника нет ничего слаще признания его нужности. Каждый раз, когда он выныривает из момента, в котором открывает кому-то стертые страницы памяти, заставляет пережить давно забытые эмоции, помогает заглянуть в центр запутанного клубка чувств, ключ от которого есть лишь у него, препарировавшего душу раз за разом, глаза всегда находят благодарного зрителя. В этом его кайф. Изощренная радость зависимого, обратившего в свою веру еще одного адепта.
[indent]Вот и Влад, весь такой самодостаточный и чуть ли не лопающийся от гордостью, вызванной своим превосходством, подсел на иглу. Алекс видит это в его глазах, слышит в интонациях и расстановке слов. И это значит не только то, что он ничем не лучше, но и то, что у мага есть шанс получить свое. Вернуть брата, с которым некогда делил что-то большее, чем просто фамилию. Подчинить и сделать его своим, возместив нанесенный родителями ущерб.
[indent]- Но ты в прошлом ищешь не это. У тебя его украли и ты желаешь вернуть украденное потому что веришь в то, что имеешь на это право. Вполне заслуженно, - ложь, выставляющая Влада в хорошем свете. Совсем не эгоистично хотеть вернуть то, что несправедливым образом было отнято и очень похоже на то, во что может поверить чужак, каким Алекс видится брату. Чем можно удовлетвориться и забросить поиски истинных причин, таких, например, как угрызения совести. Алекс смотрит на мага в упор и пытается найти настоящий ответ, обнажающий истинные причины принятия. И не рискует копать глубже, боясь потерять ту тонкую нить доверия, которой Влад позволил появиться. Потому что старший не стесняется признаваться в эгоизме. Он вообще мало чего стесняется.
[indent]На кухне в такт открывающей темы Твин Пикса вибрирует телефон. Королев лениво поворачивает голову в сторону и шумно выдыхает.
[indent]- Это по работе, - никакого сожаления, грубая констатация факта. Алекс не пытает к своему заработку никаких тёплых чувств. В нем нет высокой морали, позволяющей испытывать чувства долго перед окружающими. Когда он только ввязался в это, единственное, что им двигало, было жаждой мщения - мотивация приемлемая лишь для книжных героев, где оправдано истребление подобного подобным. Затянувшаяся гонка за злодеем затянула его в рутину десятка побочных дел и выработала привычку, наладив вместе с тем и стабильное жалование. Приспособила к жизни, за которую он с каждым днём цеплялся всё меньше и меньше и создала очередной порочный круг.
[indent]Мелодия оборвалась, не успев доиграть до середины.
[indent]- Перезвонит, - отмахнулся маг и пожал плечами, отвечая на немой вопрос, - они всегда перезванивают. Удивительно, но высокая квалификация не может им дать того, что даёт психически нестабильный алкоголик... Нельзя полагаться на Совет. Они не заинтересованы в поимке козлобородого дядюшки, ты ведь это понимаешь?

[icon]https://i.imgur.com/WhOV0R5.png[/icon][nick]Alex Korolev[/nick][status]в бассейне полном разбитого стекла[/status][sign]любое движение, каждый вектор имеет конечную цель.
или ты встанешь сам, или тебя остановит мир
[/sign]

+2

13

[indent]Алекс похож на психа, но Влад и раньше строил подобные предположения. Вкупе с дипломом психолога надо потребовать у брата и справку о выпуске из психлечебницы, но декорации не позволяют им даже вступить в права наследства. И все нужно принимать на веру: и то, что воспоминания, подложенные Королевым, не дурман и фантазия, а сам их создатель — не еще один прохвост, который пытается обвести русского паренька посреди Европы вокруг пальца. Умение притворяться беспомощным интеллигентом и апеллировать возможностями закона он трепетно взращивал в себе с малых лет, скромная на фоне немецких Домов магия ему в этом помогала. Но в действительности… Нужно еще посмотреть, кто кого вокруг пальца обводит, ведь все в этой жизни относительно. И неслучайно.
[indent]Влад моргает, пытаясь привыкнуть в свету, который все же навестил летний дом его семьи, и пытается отбросить образы больничных палат, где свет выжигает тени, как будто именно в них живут все вредные бактерии и вирусы. Но ничего — пыль, забивающая нос, напоминает о том, что два брата возле балюстрады напоминают друг другу призраков былого. И именно за этим словом гонится теперь Королев — за «былым». Его действительно нагло украли, не спросив ни слова, а теперь, с подачи того же самого вора, приносят на блюдечке. С запахом водки и перегара. Типичный такой русский завтрак.
[indent]Звонок, разрушающий тишину ударом по мозгам, пытается сделать дом более живым, но только отвлекает Алекса от принявшего на себя роль слушателя собеседника. Ему тут разрешают совершенно бесплатно, без регистрации и смс вешать лапшу на уши, а он о работе… Причем точно уверен, что это работа. Может, он по рингтону — в каком веке ты остался, Влад? — понимает, но кажется, что просто никто ему больше и не позвонит. Ни те самые ведьмы сомнительного происхождения, ни друзья из бара, где он просрал последнюю сотку, ни подруги дней суровых. На секунду Владу даже становится его жаль — каждому человеку нужно иметь счастье выдумывать поводы, чтобы отмазаться от длинных бесед или вышибал.
[indent]— О, так у тебя еще и в наркологии степень есть? — не без удивления замечает Королев-младший, которому честно плевать, кто именно лечит алкоголизм. Но раз уж Алексей признает проблему, значит, пути решения точно будут. Как и у них сейчас: проблема с мощной челюстью, щетиной, дружками по всей Европе и намерением грохнуть незаметно наследничков сводного брата. — Альтернативный взгляд сейчас в моде, да и всегда был. Накуриваешься и творишь шедевры музыки, публицистики, криминалистики… Но сейчас выход мы искать таким образом не будем, прикурили уже на лестнице, нотариус еще не скоро вернется к своим делам.
[indent]Влад подает руку переменной в этом уравнении с риском для жизни. Непонятно, чего ожидать от Алексея, и он рушит все законы теории вероятности, пока находится поблизости от Королева, но также он ломает все и Евгению, так что шкура одного брата обеспечивает сохранность шкуры другого брат, что уже можно считать хорошим стартом.
[indent]Falls Gott die Welt geschaffen hat, war seine Hauptsorge sicher nicht, sie so zu machen, dass wir sie verstehen können. Выйти на тропу войны мы всегда успеем, а вот просчитать шаги Евгения… Для этого нужно время. Понять, где он уже наложил свои руки, как далеко простирается его влияние… Совет может нам помочь только с ограничением его передвижения, а вот его подельников изобличать придется самостоятельно, в этом ты прав… Что по итогу делать?
[indent]Убить. Или подставить так, что даже система не сможет оправдать его. Влад не знает уже своих пределов, не видит берегов после того, как его глаза покрыла кровавая пленка. Но держится. Не дается в руки, старается жить так же, как обычно. Держит лицо. Дает таким придуркам, как Алекс, повод для шуток, но в пределах нормы. Вряд ли на лице малознакомого родственника отразится ужас вперемешку с удивлением, если он узнает абсолютно все о смерти своих родителей.
[indent]«Да ему их и не жаль», — кивает сам себе маг, у которого в сердце дырок как в хорошем таком сыре. Вот это смешно. Через них гуляет ветер, свист отдается в голове, может, еще в ушах, оглушая. На это можно списать то, что Влад забывает о благодарности и о том, что мысленно уже стряс с Алекс несколько таких «полетов» туда, где трава выше и зеленее. 
[indent]— Но раз уж нам дали свет, то скоро дадут и отопление. Хоть не будем похожи на стулья для вещей. У всех ведь такие есть, да? Ты на зарядку не ставил случайно мой ноут? Это пока что единственный способ добыть деньги, если у тебя нет источника дохода местного происхождения. Хотя… судя по тому, как ты реагируешь на звонки… Мы в жопе, пока не разморозят счета.  И надо торговать говном.
[indent]Влад категорично кивает и хлопает брата по плечу, проходя в сторону лестницы, как будто не он только что едва держался на ногах, падал на пол, смеялся как умалишённый. Все в порядке. Все строится на базовых основах, которые крепко вкопаны в землю, и когда здание сносится, можно построить новое на старом фундаменте. Все-таки магию в этом мире никто не запрещал, а теория вероятности гласит, что есть шанс, что может произойти что угодно. В ДНК-текст так оставляют один процент на случай, если у тебя окажется брат-близнец. Тихая усмешка Влада запоздало свидетельствует о том, что шутку он оценил.

[nick]Vlad Korolev[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/J8l4C.gif[/icon][sign]Хотя, как гласит теория вероятности, в принципе может произойти все что угодно,
кроме того, что не может произойти никогда.
[/sign][lz]<nm><a href="http://thelastchance.quadrobb.ru">влад королев</a>, 47</nm><lz>маг из мюнхена, управляющий случайностью и отстреливающий свою семью по чистой случайности</lz>[/lz]

0


Вы здесь » the Last Spell » Альтернатива » здесь было еще прикольнее до местного конца света