АНТОНИН ДОЛОХОВ, факультет 50, 50 —
27.01.1929 // чистокровен
ликвидатор (при ПС), владелец бара "Две палочки" (для обитателей Лютного и просто официальный заработок) и одноименного подпольного дуэльного клуба (там проходят нелегальные магические поединки), о котором не всякий знает// ПС (Пожиратели Смерти)

http://files.cinemacenter.ir/images/0mnehmg7ujjd4fe3mmll.jpg
Henry Ian Cusick

[indent]
СПОСОБНОСТИ:
Магические: Хороший дуэлянт, довольно хорошо владеет боевыми заклинаниями, опытен в темных искусствах, предпочитает проклятия, даже имеет свое собственное, созданное спустя многих лет тренировок и практик темных искусств (Purpura Flamma) В искусстве зельеварения плох, возможно потому, что в школьные годы искренне пренебрегал травалогией, а профессора, что вёл Зелья, крайне недолюбливал. Опытен в трансфигурации. Отвратительно знает колдомедицину, скорее тому причина опять же в зельях, а может потому, что он никогда не стремился уменьшать чью-то боль.
Purpura Flamma —  Данное проклятье относится к темным искусствам. Внешне заклинание выглядит фиолетовым пламенем, которое при попадании в жертву, вызывает остолбенение, пульс жертвы при этом учащается, повышается кровеносное давление, вследствие чего головные боли, разрыв перепонок, которое сопутствует невыносимой болью.
Это заклинание придумано лично Долоховым.
Но не смотря на то, что Долохов является опытным дуэлянтом, он больше хорош в нападении, чем в защите. Из-за этого он может пропустить роковое заклинание, к примеру Петрификус Тоталус.
Трансгрессия, Невребальная магия
Не магические: Хорошо не-магически дерётся, наблюдательность, способность к анализу. Неплохо играет на гитаре. Обучен некоторым аристократическим манерам. Метко кидает практически с любого положения кинжалы, знает русский, болгарский, английский и французский языки.
АРТЕФАКТЫ:
Метла, перстень-портал до фамильного менора, активирующийся каплей крови, бездонный мешок
Волшебная палочка: тис, сушеный корень мандрагоры, 15 дюймов, гибкая, рукоять череп из серебра с глазами янтаря (это предположительно, поскольку в каноне палочка "сделана неизвестной породы дерева, неизвестна её длине и сердцевина. Рукоять палочки изготовлена из тиса и заканчивается миниатюрным черепом")
ЛИЧНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА:
1. Долоховы — чистокровный род, эмигранты из России, вынужденные покинуть родные края, когда революция только-только началась, но уже первая волна аристократии уже уезжала в другие страны, предпочитая жить на чужбине, чем быть убитыми и не сосланными в Сибирь или другие края, похуже. Мать была талантливым зельеваром, а отец хорошо разбирался в артефактах и был боевым магом. Благо, куда именно ехать, долго думать не пришлось — когда-то младший брат предка Анатоля отправился в путешествие, остановился в Болгарии, где встретил, полюбил и женился на единственной дочери одного чистокровного мага, у которого не было сыновей. Родственники приняли Долоховых к себе. А Анатоль, благодаря своему знанию боевых искусств, устроился в болгарский аврорат, где стал одним из лучших работников. Мать же так же без дела не сидела: она продавала на дому зелья собственного изготовления. И её товары всегда пользовались спросом. А началось всё с того, что одно из зелий жены спасло Анатоля, который всегда брал эти предметы с собой. Ведь никогда не знаешь, что с тобой случится на службе. И через несколько лет супружеская чета Долоховых смогла купить себе дом и переехать от родственников, которые впоследствии стали активно поддерживать Гриндвальда и его идеи.
2. Антонин родился в 1929 году в доме, где жили его родители. Сначала его воспитанием, точнее присмотром занимался домовой эльф. Позже воспитанием ребёнка основательно занялись родители, пытаясь привить любовь к чистоте крови, воспитать сына, как будущего аристократа. В традициях чистокровного дворянства было обязательное знание нескольких языков, поэтому мать порой уделяла вниманию сыну в преподавании французского, английского и так же русского, не считая самого болгарского. Антонина учили верховой езде, музицированию и письму. Зачастую к сказкам и историям прошлого, мать или отец пытались на слух заставить юного волшебника запоминать простейшие заклинания. В основном этим занимался отец, когда был в хорошем расположении духа, поскольку именно заклинания были его коньком наравне с артефактами. Мать пыталась преподавать сыну основы элементарных зелий, с объяснениями, почему нельзя смешивать те или иные ингредиенты. Это мало привлекало Тони: он буквально засыпал, на этих уроках. Зато было огромное желание познать заклинания и как правильно их использовать. И пусть у мальчика не было волшебной палочки, зато он махал прутом подобно палочке отца, сначала доводя до автоматизма движения (точность которых тренировалась письмом), а затем добавляя свои вольные движения — экспериментируя. Только вот результатов он не мог знать. Хотел пару раз стащить родительскую палочку, но был застигнут врасплох и был наказан — его заставляли сидеть спокойно и слушать книги по зельям и травологии. Юный Долохов с нетерпением ждал, когда ему наступит 9 лет, чтобы поехать в Школу магии — ведь тогда ему, наконец, купят волшебную палочку.
3. С самого раннего детства Антонин слышал в свой адрес, что он "сын эмигрантов" с пожеланием вернуться назад, туда, откуда прибыли его родители. Долохов-младший, как и большинство тех, в ком течёт русская кровь, отличался отличался вспыльчивостью и не всегда был способен трезво мыслить. И когда под рукой не оказывалось палочки (и до самого Дурмштранга её и вовсе не было), или мальчик о ней банально забывал, в ход шли кулаки. Отец однажды заметил эту особенность, и поскольку сам не чурался маггловских драк, и знал в них толк, то начал и сына обучать маггловскому стилю борьбы. Ведь должен же его сын постоять за себя даже без палочки. Обучил он сына и тому, как лучше вызывать на дуэль (правда это пригодилось Тони только в Дурмштранге), и некоторым боевым заклинаниям (точнее показывал правильные движения, а мальчик повторял их с прутиком в руках. Если что было не так, отец поправлял).
4. Кроме занятий в пределах стен и сада дома, юного отпрыска родители водили на различные мероприятия, одним из таких мест был цирк магических тварей, что приезжал в центр магической Болгарии в Софии. Все здесь кипело жизнью и позволяло прикоснуться к более неизведанному магическому миру, а также пообщаться и подружился со сверстниками. Правда знакомство, увы, никогда не проходило хорошо, чаще "привет-пока". Да и дети не особо тянулись к Тони после того, как тот, зачастую ввязывался в драки или сам их создавал, в случае косых взглядов на его родителей, что могли частенько спорить на людях. Парнишка легко мог дать недругам не-магических тычков и пинков. К тому же Тони считал их слабаками, в априори не признающими маггловский стиль драки. И как итог — Тони друзей так и не завёл, но не особо страдал из-за этого. Да и другие дети не слишком-то и хотели дружить с сыном эмигрантов, тем более таким драчуном, как Антонин.
5. И вот настал тот день, когда Тони получил долгожданное письмо, приглашающее его в Дурмштранг. Сразу же после этого письма всё семейство отправилось в болгарский аналог Косого Переулка. Среди покупок должна была быть и заветная волшебная палочка, но ни одна из тех, что были в лавке Мастера, не подошла Долохову. Тогда Анатоль Виктор в день покупок вызвал самого Грегоровича, который и принялся за заказ. Как только Тони приехал с родителями в своё поместье, тут же вытащил из кучи покупок книги по заклинаниям и стал изучать, тренируясь с привычным прутиком. Но вот, наконец, Грегорович, который экспериментировал с индивидуальным заказом, прибыл в поместье и лично передал юному Долохову сделанную буквально через полтора месяца волшебную палочку (эта палочка была сделана из неизвестной породы дерева, неизвестна её длине и сердцевина. Рукоять палочки изготовлена из тиса и заканчивается миниатюрным черепом). Счастью Тони не было предела. Зная, какой эксперт в этой области его отец, Тони тут же (дождавшись ухода мастера) отправился к отцу, и уже со своей личной, о счастье!, волшебной палочкой Тони стал тренироваться в простейших чарах. Вот тогда Долохов и ощутил разницу между прутиком и волшебной палочкой. Он теперь видел последствия своих заклинаний. Так же, под надзором отца, Тони повторял те свои эксперименты, которые он придумал, работая с прутиком. И часто его отец останавливал, поясняя, что к чему, и почему это пока что опасно. Благо, Тони всегда верил отцу, и уже знакомые движения и заклинания повторялись до автоматизма, до дрожи в пальцах.
6. Антонин тренировался в движениях с прутиком с 7 лет, а отец лишь помогал сыну оттачивать движения. Палочку Тони взял в 9 лет, да и то, пришлось ею учиться махать, начиная с азов. Но при этом Тони знал, что если он будет пробовать один, то может случиться такое, что понадобится помощь взрослых. К тому же отец поможет, увидев ошибку. Пусть Статутом Секретности вне магической школы запрещалось колдовать, но Тони все же упражнялся в волшебстве под надзором отца. Да и в каникулы он делал то же самое, уже после поступления в Дурмштранг. В будущем такие тренировки сказались в положительном плане: Тони достаточно быстро стал одним из лучших учеников Дурмштранга уже ко второму курсу. Но пусть в школе получалось всё легко и просто, то дома Тони тренировался на измот.
7. Так время незаметно прошло до дня отъезда. В назначенный час Долоховы отправились на место отправления магического транспорта, чтобы на нём Антонин попал в Дурмштраг. Там, заперевшись, и не желая иметь дел со слабаками (таковыми отпрыск Долоховых считал тех, кто лез в драку, но толком не умел за себя постоять, тех, кто был его ровесником, но не мог дать хоть какой-то отпор), Антонин стал практиковался в тех заклинаниях, которые уже были пройдены дома. Нет, он открывал тем, кто патрулировал, но не хотел ехать с кем-то ещё. В тренировках и прошло время. При этом он произносил заклинания шёпотом, практически неслышно.
8. Дурмштранг в глазах Тони с самого первого дня был величественным местом, хоронящим и хранящим множество тайн в стенах замка с большими прилегающими территориями, включающими в себя озеро, которое благодаря магии не замерзает в любое время года. Живописные и красивые места вокруг школы, которая находится высоко в горах, где преобладает суровый северный климат, покорили раз и навсегда сердце юного наследника рода Долоховых. Что уж говорить о дисциплинах, преподаваемых в Дурмштранге? Большинство предметов находило сильный отклик в душе Антонина: полёты, физические занятия, Чары, ТС и Трансфигурация. Но какие-то, вроде травологии, зельеварения и прочих навевали откровенную скуку на Тони. Юный Долохов упивался знаниями, которые ему давали предметы, которые покорили сердце юного мага. Именно там он выплескивал основную часть своих сил и энергии.
9. Жизнь в Дурмштранге. Тут можно описать одним предложением: в Дурмштранге так ни с кем и не подружился, предпочитая оттачивать свои навыки в заклинаниях, чем общаться со сверстниками. По тем предметам, на которых скучал и не особо старался, закончил Дурмштранг средне. Зато у него были наивысшие баллы по тем предметам, по которым выкладывался на измот. Эта школа стала и школой жизни. Насмешки по поводу того, что он — сын эмигрантов, в более холодной форме продолжились и там. Но если на начальных курсах (1-2й), Антонин всё так же лез за палочкой или пускался на обидчика с кулаками, то позже пришло осознание того, что горячая голова — не есть хорошо, и что на холодность и насмешки стоит платить тем же. Юный Долохов со временем научился быть сдержанным, с холодным разумом, при этом быть быстрым и точным в движениях. Имея гордость русских аристократов, без привычки сдаваться и опускать руки, Антонин держал голову высоко поднятой, не перед кем не склоняясь. Он считал, что пусть он и сын эмигрантов, да, но он лучше их всех, хотя бы по Тёмным Искусствам, боевой магии и прочим предметам, что не являлись зельями, травологией и прочими нудными и скучными для него вещами. Теория (чтение книг) и практика (в основном на уроках) — вот что поочерёдно сочетал Долохов изучая то, к чему лежали сердце и разум. И он доказывал всем, чего он стоит, вырываясь в ряд одних из лучших учеников. А обидчиков всегда вызывал на дуэль (пускай при этом не всегда находились секунданты, да и этот факт мало волновал Долохова-младшего). При этом не было не разу, чтобы он проиграл — а всё благодаря тренировкам отца до Дурмштранга и на каникулах.
10. 1945 год. Финальное сражение между Альбусом Дамблдором и Геллертом Гриндвальдом, где победа была за первым из них. В этом же году погибают (точнее их убивают) родственники Анатоля и Анны Долоховых. И был сожжён Адским пламенем дом самих родителей Антонина. И всё семейство с уцелевшими вещами и домовиком переезжает в Долохов-менор, сделав его родовым поместьем. Там Тони и живёт на каникулах вплоть до окончания Дурмстранга.
11. В Дурмштранге Антонин стал ещё более резким, нелюдимым, и часто говорил людям правдивые, но неприятные вещи. Так что к 1951му году у Долохова было врагов более, чем достаточно. Но никто не решался ударить его в спину, зная его любовь к Тёмным Искусствам и то, как хорошо этот "сын эмигрантов" их знает, при умеет применять. В 1951 году, закончив Дурмштранг, Антонин отправляется в путешествие, чтоб найти своё место под солнцем. В этом путешествии он отточил свою практику, начатую ещё в Дурмштранге — сочетать боевые заклинания с маггловскимии приёмами борьбы.
12. Под видом просто путешественника, проводящего показательные и тренировки для желающих, Антонин проводит около двух лет. Благо в денежных средствах он стеснён не был. В 1953м году, в одной из таверен в Албании встретил мага, с которым случилась магическая дуэль, в результате которой полтаверны было разрушено. Сейчас Долохов вряд ли вспомнит, что послужило причиной той стычке, но благодаря ей, он встретил одного выдающегося мага, которым был сам Волдеморт. Будущего Тёмного Лорда впечатлила сила и магический потенциал Долохова. После дуэли, которую пришлось прервать, Волдеморт подошёл к Тони, и пригласил его присоединится в его движение по защите чистоты крови. Долохов заинтересовался, и захотел узнать побольше о Пожирателях. Идеи, пропагандируемые Темным Лордом и которые преследуют Пожиратели, пришлись Долохову по душе, ведь за время учёбы в Дурмштранге он был всецело за идеи Гриндвальда. Вот только они, увы были так и не приняты недалекими магами. Поэтому Антонин и согласился, пускай и не сразу. После первой встречи в таверне они разошлись, чтобы встретиться спустя год. И уже тогда, побольше узнав обо всём, Антонин согласился стать последователем Тома Реддла, Волдеморта. Вместе с согласием Долохов получил метку Пожирателя смерти, в замен забранной жизни маггла, где-то вблизи Лондона. Это было в день, когда Альбус Дамблдор отказал Волдеморту в возможности преподавать в Хогвартсе.
13. Так Антонин стал одним из первых приспешников того, кого в скором времени начнут именовать Темным Лордом. И ни разу Долохов о своём решении присоединиться к этому волшебнику не пожалел. И к концу 70х Организация приобрела достаточно мрачную славу. В бою он всегда предпочитал нападать первым, а не защищаться, ведь, как говорил его отец "Лучшая защита — это нападение". Так что именно атакующим заклинаниям Долохов и отдавал предпочтение. Нет, он знал и о боевых защитных, но никогда не считал их чем-то особо важным.
14. С 1953 и до 1979го организация Пожирателей от никому неизвестной группы стала весьма популярной, из тех, появление членов которой боялся практически любой маг-обыватель, а любой аврор мечтал поймать носителя Метки.
15. По прибытии в Лондон Долохов открывает в Лютном, где и живёт, подпольный дуэльный клуб под названием "Две палочки". В основном он наблюдает, а иногда, если видит, что победитель имеет потенциал, может и предложить с ним небольшой поединок. А чтобы туда не лезли те, кому не нужно, в том же помещении располагает одноимённый бар с крепкими напитками. Так что о баре знают многие, о подпольном клубе, где проводятся нелегальные магические поединки — лишь определённый узкий круг лиц. Чтобы попасть туда, нужно заказать у бармена определённое количество спиртных напитков в строго определённой последовательности, попросив, чтобы в один конкретный напиток тебе добавили очень неожиданный ингредиент. И после того, как всё выпьешь, необходимо назвать "пароль". Напитки с ингедиентом служат сигналом к тому, что ты знаешь о подпольном клубе, а фраза, с виду обычный бред пьяного — "порт-ключ" в этот клуб. Просто так попасть в клуб нельзя, только по приглашению, как гарант того, что ты от проверенного человека, твоего поручителя.
РОДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ:
Анатоль Долохов — отец, Анна Долохова — мать; Пьер (Петр) и Элен Курагины — родители со стороны матери; Виктор и Мария Долоховы — родители со стороны отца. Все — чистокровны

пример игры

Лютный Переулок. Это место — не для тех, кто предпочитает жить законопослушно и считает тёмные искусства чем— то страшным и запретным. Да и подобные обыватели с магическими палочками сюда не заходят. Но мне, в отличие от большинства других магов это место было очень хорошо знакомо. Как и те, кто обитал здесь. Неброских цветов практичная одежда и не менее практичная обувь. Всё куплено тут, в Лютом. Для кого-то это бесцветное место, с его узкими и невзрачными улочками казалось неприветливым и во многом даже мрачным. Но так считают те, кто привык к кричащим вывескам и броским названиям Косого. Чем лично мне нравилось это место, так это тем, что здесь никому ни до кого не было дел, но ему не менее все про всех знали. Здесь легко было укрыться от авроров и других представителей закона. Здесь проворачивались дела, за которые легко было получить отдых на курорте в Азкабане. Но авроры сюда предпочитали не соваться, ибо знали, что здесь можно запросто затеряться. Я шёл по улочкам этой теневой части магического мира. Мой путь лежал в мой собственный клуб, который вроде не существовал, но о котором знали те, кому положено знать. Пришла пора открывать клуб, готовиться к посетителям. Я шёл прогулочным шагом. Но не смотря на ленивую походку и беспечную улыбку, я был предельно внимателен. Не хотелось бы оказаться случайной "жертвой" местных любителей лёгкой наживы. Впрочем, меня тут знали, как и знали то, что со мной лучше не связываться. Тут каждый сам за себя. Да если быть слишком самоуверенным, то можно попасть в такие неприятности, выпутаться из которых практически невозможно. Вот поворот. А вот и другой. Я решил сократить путь, чтобы заодно, по пути зайти в один паб, выпить сливочного пива или огневиски. Но вот в чём встала проблема: у меня на пути стояли двое. Один был немолодой маг с длинными волосами. Он стоял ко мне спиной. Его лица я не видел. И этот житель Лютого держал за запястье какую-то молодую особу, по одежде явно из Косого. Я достал палочку и подошёл к магу и тихо произнёс:
— Отпустил бы ты её, пока я не отправил тебя в полёт Левиосой, —  мне всё же стало интересно, зачем эта волшебница пришла сюда, в Лютный, и кто она по профессии.
Обливэйт всегда успею наложить. Ведь пока неизвестно, какой информацией эта особа владеет. Как знать, может, что будет и что-то полезное для меня. Ну а пока моя палочка упиралась в спину незнакомца с длинными седыми волосами, свисающими из-под низко надвинутой шляпы. Так что я видел лишь его лохмы и ту часть затылка, что виднелась из-под шляпы. Зря ты так встал на дороге, по которой могут ходить другие. Я бы даже не обратил внимания, не стой он у меня на дороге. А так, сейчас, он для меня досадная помеха, не более.