гп: мародёры | ноябрь 79 | NC-17

1/08 — теракт на Angel 0 замяли в прессе;
3/08 — из строя вышли все волшебные палочки с сердцевиной дракона
07/08 — Министерство оказывает помощь молодым предпринимателям — открытие необычного маркета "Звонкая Аллея"
20/08 — драконы в Гринвиче! Район оцеплен сотрудниками, ведётся расследование;
24/08 — загадочный пожар в Уатчапеле
пост недели: Не зря она сбежала в Абергавенни. Целая дюжина дней тишины и спокойствия. Вдали от маминых вздохов в камин – «не переживай, Ру-Ру, всё обязательно сбудется». От папиных намёков на спрятанные у Дебби под подушкой письмах с «неправильными, как твоя матушка выражается, буквами». От обнаглевшего пуще прежнего братца, который, стоило сестре сбежать из Министерства и поселиться у него на диване, воспринимал её не иначе как необычно крупного и неудобно прожорливого домового эльфа. Даже имя произносил, насмешливо удваивая согласные, надменным тоном самопровозглашённого богача. «Рубби, дорогуша, сгоняй в Котёл за обедом», «Рубби, деточка, встреть дядюшку Луи – платформа 7 и ¼, 5 утра», «Рубби, золотце, скоро в школу – помоги малышне с рукавами...» <читать полностью>
Narcissa Malfoy Он продолжал говорить и каждое его слово было как личное оскорбление. Точнее даже как удар, столь несправедливый и одновременно очень болезненный. Нарцисса так и не решилась поднять на него взгляд, хотя прекрасно понимала, что нужно выпрямиться, поднять лицо и встретить эту неудачу с гордостью. Не за сестру, но за себя — она то не такая!..
Astrid Nilsson Первое правило путешественников говорит: хочешь узнать, чем живет город — узнай, где он пьёт после работы, когда играет его любимая сборная — сама судьба вела её сюда. Где можно разжиться информацией, если не здесь? В путеводителе? К сожалению, ни один английский волшебник так и не удосужился составить хотя бы одной толковой книги подобного рода, безмолвно подчеркивая своё отношение к иностранцам, а каждый местный и без рекомендацией именитого автора знал, где в Лондоне разливают лучший эль по демократичной цене и где ведутся задушевные разговоры о самом насущном...
Remus Lupin Русалка как будто вправду выбирается из гобелена, уже не плоская, уже не немая, не омертвленная росчерками сплетения нитей по бедному лицу. Всё более страшная. От неё разит опасностью. Неужели Питер не чует? Эй, дружок, что говорит твоя внутренняя крыса? Внутренняя крыса Петтигрю, похоже, давно лишилась чувств от ужаса и теперь лежит у стены серым лохматым комком, поджав худые лапки.

the Last Spell

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Last Spell » Прошлое » псевдосцены


псевдосцены

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

псевдосцены
Irene Diggory и Amos Diggory

https://sun1-90.userapi.com/c857620/v857620244/10a346/RXuTBgOSjl8.jpg
мне на каждый спектакль отправляешь входной билет,
место в первом ряду, я – ценитель плохой игры

лондон, 1975 г.

разбери по частям мой привычный, но хрупкий мир. мне давно наплевать - если падать, то лишь на дно.
ты останешься в сердце, непризнанный мной кумир. ты - актёр ложных сцен для любительского кино.


+1

2

Конец января 1975 года. День, когда я влюбилась, как мальчишка из соседского двора...

В чем секрет отличной книги, которая попадает в ваши руки уже в красивой обложке, а затем завлекает в сюжет с каждой новой строчкой, да так, что вы уже не замечаете ни времени, ни внешней суеты? Правильная последовательность слов? Возможно. Идея на злобу дня? Определенно. Герой, оставляющий в себе элемент тайны, благодаря которому читатель проецирует часть себя и начинает сопереживать? Да, и это тоже. Но чтобы все эти детали слились в складный такой итог, еще важна любовь автора, словно матери-наседки, к своему детищу, ну и влюбленность редактора в первые, разрозненные наброски, словно соседского мальчишки, что впервые распознал в своей подруге детства красивую девушку, и теперь готов на все, ради этих чувств.
Готов кричать о ней всем вокруг. Кричать, насколько та прекрасна, даже если сама она порой чувствует себя неуверенно после первых правок. Готов бросаться к ней через расстояние по первому зову. Готов провести с ней первую ночь, так и не переспав, а слушая весь тот поток сознания, что она ему выдает в приливе эмоций, а затем на трезвую голову с утра с чашкой кофе в руках редактировать-редактировать-редактировать.
И вот, в момент, когда все бессонные ночи и переживания утихают, а ваша влюбленность уже прошла все стадии до стойкого брака, на свет, наконец, появляется шедевр. Тихо ожидающий первых оваций, он мирно стоит на полках книжных магазинов с утра пораньше. И пока счастливая "мать" отдыхает после ночи кутежа в "Белой виверне", дожидаясь первых критиков, а не солнечных лучей, гордый "отец" скромно берет в руки книгу и отправляется с ней в путешествие по старой доброй Англии, чтобы познакомиться вновь, уже в непринужденной обстановке.
В этот раз Дэй не изменяла себе, выбрав для такого вот "знакомства" подходящий день и удачное место. Правда, собираясь в который раз в Лондон, она по ошибке взяла не тот мешочек, таящий в себе неудобное такое обстоятельство, что по итогу сыграет с ней то ли злую шутку, то ли самую важную роль в её судьбе. А пока полная уверенности и вдохновения, но отнюдь не бодрости девушка выступает по тротуару, заскакивая в магловскую подземку, чтобы добраться до нужного места, и тратя небольшие запасы фунтов из кармана зимнего пальто.
Она погружается в мир уютной истории о дружбе одной шотландской шелки с сыном рыбака. И пусть в этой книге не было неприкрытого героизма с волшебной палочкой наперевес и боевыми кличами, зато она дарила возможность ощутить на несколько часов себя ребенком, чей разум не замутнен и чист, а мечты еще связаны с великими планами, а не с вынужденной необходимостью думать о завтрашнем дне, поэтому-то в успехе Айрин не сомневалась и так яростно отвоевывала у главного редактора возможность поработать с этим материалом. Ведь каждому из нас порой нужна сказка? Даже рядовым волшебникам.
Поезд останавливается, и девушка живо выходит вслед за серыми и угрюмыми маглами, спешащими кто-куда. Сейчас её не отличить от них, хотя еле уловимая улыбка все же выделяет из толпы. В остальном же спешка вокруг прощает ей некоторую нерасторопность и странное с виду поведение. Никто не замечает, что в её руках книжка со странной обложкой, а в нагрудном внутреннем кармане спрятаны не паспорт с кошельком, а волшебная палочка. За это девушка с еле уловимой улыбкой и любила маглов, им не было до нее никакого дела, а она могла спокойно наблюдать и собирать идеи для следующих книг.
Выйдя на свет, Джин сворачивает на ничем неприметную улицу одного из жилых кварталов Лондона, чтобы проскочить мимо и отправиться дальше, но разыгравшийся снег заставляет её задержаться в одной из продуктовых лавок неподалеку. Она заходит внутрь, звоном маленького колокольчика оповещая хозяев, и идет вдоль стеллажей, отогревая замерзшие пальцы собственным дыханием. Её внимание привлекает ничем неприметный шоколадный батончик, и желудок предательски урчит, явно намекая хозяйке на то, что пропускать вчера ужин было не самой разумной идеей, поэтому волшебница, не задумываясь, берет его в руки и направляется прямиком к кассе. Кассы всегда повергали её в восторг еще с самого детства, этот характерный треск открывал перед собой целый мир новых героев. Вот и сейчас, задумавшись, Дэй не замечает, что протягивает продавщице последние пенсы вперемешку с сиклями. Она уже готова уйти, захватив с собой долгожданный батончик, и уступить место мужчине позади себя, как её останавливает женский строгий голос:
-Мисс, здесь явно какая-то ошибка,...

Отредактировано Irene Diggory (2019-12-01 20:54:42)

+2

3

[indent]У Амоса в голове его же квартира. Мысли гремят пустыми бутылками и шелестят двадцатью незаконченными документами. Он оставил их на столе, когда вышел за едой, и теперь оставляет, пока идёт по улице и надеется купить именно еду. Воды хватает из-под крана. Не думать о воде. Не думать о том, как может она от ржавчины становиться янтарной...
[indent]Это сложно. Потому что он чувствует себя ребенком на карусели, которая рано или поздно вернет его ко входу с железной калиткой. Лошади, говорят, скачут, а на деле они обвязывают вокруг столба веревки, затягивая петли на своих шеях.
[indent]Снегом покрываются волосы на перекрестке, который он просто забывает перейти. Странно. Зима слишком белая, слишком правильная. Даже Рождество было каким-то «открыточным», как будто кто-то в глаза бросал счастливый мир, чтобы шотландскому скряге было хуже. Тогда он вешал свою мантию на вешалку, та падала на пол, он растерянно смотрел на это и закрывал окно в прихожей шторой. Тогда у него оставался только его мир, который иной раз навещали призраки. Как с движимых портретов они сходили и молчали. А ему хотелось говорить. Он кричал и бросался мебелью, которой оставалось на три персоны, но они все равно молчали. Лучше бы он сходил с ума под голос Ареса или деда. Бен мог бы хоть иногда подавать признаки жизни. Но ничего. Только письма матери с просьбой вернуться в Шотландию и дополнительная работа от дяди, которому нужны были переводы.
[indent]Жить в трех комнатах — это будто тебя связали, а ты в какой момент понял, что не хочешь быть развязанным.  Ни в коем случае. Книгу, в которой Диггори это вычитал, он заляпал едой, так она и лежит до сих пор на большом кухонном столе.
[indent]Магазин за углом не пестрит особым разнообразием. Но там есть банки пива, которые выгребают с наступлением вечера коробками. Это подношение, которое двумя руками несут местные жители. А боги их ー выходные. Но Амос совершает этот ритуал чаще и уже как к себе домой заходит в подсобку, открытую для своих, берет упаковку, закрученную в непрозрачную пленку. Тянет ее одной рукой в сторону кассы, возле которой выстроилась небольшая очередь в лице одной лишь девушки. Шотландец понимает это по ее обуви, на деле чувствуя абсолютное безразличие к тому, что и кто его окружает. В какой-то момент он видит и за собой очередь, чувствует присутствие затылком, с которого стекает растаявший снег. Пока в голове бьется одна мысль, он с трудом понимает, что ждет слишком долго, хотя никто не успел возмутиться вслух. В Лондоне все спокойно стоят в очередях.
[indent]— Мисс, здесь явно какая-то ошибка... — растерянно тянет продавец, голос которого знаком Амосу, будто они давние друзья. Но таких слов от него волшебник не слышал: все всегда было верно, потому что покупал он одно и то же.
Диггори запрокидывает голову, слыша, как щелкает что-то в шее, а потом смотрит на прилавок. На нем знакомые монеты и ни одной бумажной купюры. Может, слишком мало? Да нет, столько сиклей и пенсов… Сиклей?
[indent]Срань грифона…
[indent]— Пробейте еще это, — Амос ставит сверху коробку с пивом, сгребая мелочь в ладонь и протягивая поверх купюры, которые могли бы покрыть расходы. Обменом он в отличии от некоторых занималась периодически, живя в маггловском квартале и с давних времен привыкнув к их жизни. Голубые глаза, равнодушно прикрытые покрасневшими веками, не отрываются от механического расчета продавца. Только потом, выходя из магазина, он берет девушку под руку и без должной галантности выводит ее следом. С коробки едва не съезжает какой-то дурацкий батончик.
[indent]На улице они останавливаются, и Диггори снова покрывается белым оперением из снега. Берет чужую руку — он отвык брать людей за руку, если это не рукопожатие в министерском коридоре, поэтому его пальцы дрожат, — и вкладывает в нее согревшиеся в горсти монеты.
[indent]— Если бы я был из нужного отдела, то вам бы не поздоровилось, — равнодушным голосом говорит Диггори. Он просто торопится вскрыть упаковку c пивом, а не совершает благое дело. Да, его бесят секретари из отдела по контролю за неправомерным использованием магии, но не настолько, чтобы отбирать у них работу. В чужие руки соскальзывает злосчастный батончик. — Валюту надо носить в разных кошельках. А лучше в разной одежде, чтобы точно знать, зачем и куда идешь. Бывайте.
[indent]Он отчитывает незнакомку будто отец, но разворачивается в сторону своего дома как проходимец, который случайно толкнул ее плечом. Ему становится холодно из-за замерзающей в волосах воды, и рука, которая держит упаковку, начинает леденеть. Лучше было оставаться дома. По уставу он заговорил, даже в таком общении. Сотрудники все говорят, что он сильно изменился. Куда уж там каким-то прохожим.

+2

4

Айрин думает, бросая взгляд на упаковку пива, пока слушает нравоучения: Странный набор для британской трапезы.
Говорит: -Извините за неудобства.

Думает: ...Что Вы мне причиняете.
На деле - улыбается, но как-то криво, желая поскорее убраться с этой снежной улицы и от этого непонятного мужлана, который решил, что имеет права отчитывать её как ребенка. Хм, глупо вышло.

Несколько минут назад ею на несколько мгновений овладевал стыд, произраставший еще со времен детских лет. Так кропотливо вложенный в нее строгим отцом и податливой матерью, навсегда забывшей свои скандинавские корни и с появлением детей воплощавшей в себе образ истинной "Валлийской мамочки". Но сейчас, охладившись от погоды, это противное чувство отступало назад.
Тогда, отозвавшись на слова продавщицы, девушка прекрасно заметила, как сильно она ошиблась благодаря собственной невнимательности. Ей стоило лишь обернуться, забрать деньги и прикинуться дурочкой - всегда срабатывало, спасибо миловидному лицу, но она не успела, потому что реальность в лице небритого мужчины опередила её, выхватив из мечт и фантазий. А затем еще бестактно схватила за локоть и поволокла на мороз. А может, ей совсем не хотелось...

Она сжимает монеты в кулаке, прижимая другой рукой книгу к груди. Снег только усиливается, а Дэй, оглядевшись по сторонам, понимает, что раз денег нет, то ей нужно как-то добраться до Косого переулка, желательно поскорее. Лететь птицей в такой снегопад еще более глупая затея, чем догнать уже скорым шагом удаляющегося "благодетеля" и хотя бы узнать, есть ли в этом районе хоть что-то магическое, ну или где можно найти ближайший камин.
Обреченно вздохнув и набравшись сил, Айрин крикнула:
-Эй! Погодите! Мистер! - она побежала за ним, но обувь через раз проскальзывала по свежему снегу, волосы стали похожи на сосульки, а глаза приходилось прикрывать из-за белых хлопьев, что так и норовили попасть куда только возможно. Хоть как-то нагнав цель, девушка ухватилась за рукав его пальто, заставляя обратить на себя внимание. Уже второй раз за несколько минут?
-Извините, Вы случайно не знаете, как можно добраться до "Дырявого котла", не прибегая к метро и другому транспорту магглов? - выглядело убого, но Дэй уже привыкла к тому, что часто при первой встрече она производит впечатление глупышки. Особенно, что касалось мужчин старше. -Ну чтобы мне, наверняка, сошло с рук это "недоразумение" и до нужного отдела не дошло.
Раз уж захотел помочь, так делай теперь это до конца. - волшебница подмечает, как быстро переходит на "ты", правда, пока только мысленно, чего не скажешь об угрюмом собеседнике.

-Меня зовут Айрин Дэй, к слову. А Вас? - она по рабочей привычке тянет руку для рукопожатия, но её упрямо игнорируют. Ну что ж. Не больно то и надо было. Но без рекомендаций по поводу необходимой дороги она точно не уйдет. -Так что по поводу совета, как мне убраться отсюда поскорее и Вам не докучать? Только в нужном направлении, пожалуйста. Иначе мое замерзшее тело будет на Вашей совести.

Айрин добавляет в мыслях: Если она есть.
Говорит, протягивая через несколько минут книгу: -Пришлите мне все же сову с информацией, на чей счет вернуть деньги за батончик. Не люблю быть должной. - она была бы не против дать ему визитку, но их в кармане не находится, как и фунтов ранее. А в книжках всегда есть информация об издательстве.

Думает, уходя от мужчины в названном им ранее направлении: Как хорошо, что все закончилось.
Говорит, оборачиваясь: -Ну или я могу отдать их лично, скажем, за чашкой кофе? Теперь бывайте. - помахав ладонью на прощание, заключает девушка и откусывает заледеневший шоколад, сворачивая за угол на другую улицу.
Он точно выберет счет, а не кофе.

Отредактировано Irene Diggory (2019-12-09 03:13:38)

+2

5

[indent]ー Эй! Погодите! Мистер! ー бьет в спину, и Амос всеми силами пытается оглохнуть. Шипит, но все равно разворачивается, оглядываясь через плечо. На его лице будто выжжено это «ну что еще». Девушка будто и не видит предупреждения. Цепляется за него, пытаясь то ли остановить, то ли устоять на месте. Диггори понимает, что действительно сильно отвык от тесных контактов с людьми, раз уж ему хочется вывернуться и отступить. Раньше такого за собой он не наблюдал, даже ведь скорее наоборот ー ему категорически нельзя было находиться в одном помещении с человеком на большом расстоянии. Только под боком.
[indent]В этом странном мысленном тупике он стоит битых пять секунд, а потом вздрагивает и даже ловко отвечает на вопрос.
[indent]ー Вам нужно вернуться к вокзалу. Оттуда к Британскому музею, а там и к Биг Бену, на Чаринг-кросс роуд, ー заторможенно, но довольно подробно рассказывает дорогу шотландец, с сомнением нахмурившись. А не заблудиться ли? До Дырявого тут достаточно далеко, тем более пешком. А если дамочка запуталась с монетами, то объяснять ей принцип работы автобусов и кэбов как минимум бесполезно, как максимум ー опасно. Она, к счастью, это понимает.
[indent]ー Амос… ー настороженно представляется Диггори, с сомнением выгнув бровь. Зачем ей представляться? Прохожие обычно не представляются. Только если пытаются втащить в какие-то неприятности, а тут неприятности с человеком, который в магловском мире случайно. Вот такие вот ребята прогуливают занятия по маггловедению. Иногда родители их заставляют, дескать, зачем моему золотцу чистокровному наука простаков? Собственно, Диггори были такой же семьей, но с поправкой «но если очень хочется». А Айрин, видимо, не повезло. И не побросало ее так, что она сама научилась ー Амос не дал бы ей больше двадцати. Только-только из Хогвартса.
[indent]ー Тело без дела в Лондоне лежать не будет, ー мрачно шутить Диггори. Даже ухмыляется сквозь неровную бороду, не понимая, что сам напоминает тех людей, о которых говорит. У него другие кошмары: они воют на луну, порой бегают голышом по лесам и жрут людей без особой на то причины. И забирают у него все. Хуже только невидимая сука-судьба. Ее даже в кошмарах не поприветствуешь.
[indent]Ему пихают в руки книгу, как будто это о чем-то ему говорит. Пока вторая рука мерзнет с упаковкой пива, он даже толком развернуть издание не может. Девушки теперь всегда носят с собой книгу, которая подписана их именем и адресом? Это теперь такая мода? Или она думает, что он найдет ее, наложив чары отслеживания? Пф, неужели подумала, что умный такой? Ее ожидает разочарование ー его заклятье может только ненароком сжечь книгу.
[indent]А Айрин уже в метель бросается, как будто действительно собирается пройти половину Лондона по тому маршруту, который описал Амос.
[indent]ー Подождите, как вы думаете, я собираюсь отправить сову по книге? ー «Она сумасшедшая», ー являет себя озарение, но поздно. Смехотворная ситуация ー они разворачивают друг друга уже несколько раз, не давая уйти или сбежать.  И никому ничего ни от кого не надо. А Амос так ее вообще не трогает, потому что руки у него забиты. ー Давайте я сейчас закину продукты к себе и отведу вас? Это будет явно быстрее, чем вы будете дергать каждого прохожего и пытаться узнать у них дорогу без помощи транспорта и других маггловских штук. Я живу тут за углом.
[indent]Откуда такая отзывчивость? Разве он не издохла в тот момент, когда вся семья упрашивала его прекратить поиски Ареса? Или когда Шафик с ухмылкой намекал на то, как скоро дипломат вылетит из Министерства и ни на шаг больше к нему не приблизится?
[indent]Он быстро забегает в дом, оставляя греться Айрин на первом этаже у пустой вешалки, а сам оставляет на кухне упаковку и книгу, чтобы она не превратилась в мокрую тряпку из-за снега. На секунду он останавливает свой взгляд на сваленной в кучу одежде, из которой выглядывает старый хаффлпаффский шарф, завернутый в шапку.
[indent]ー Снег усиливается, ー черно-желтый набор он кладет сразу в руки Айрин, осматривает прихожую и дверь хозяйки дома на первом этаже ー а не подслушивает ли она, не вернулась ли из поездки в Испанию? ー и только потом интересуется, ー Согрелись? Или еще постоим?

+1

6

before loneliness
will break my heart
send me a postcard, darling
how can i make you understand
i wanna be your woman

Амос значит бремя.
Но сейчас он точно выполняет не ту роль, помогая ей.

Вокзал. Британский музей. Биг Бен. И Чаринг-кросс роуд.
Такая короткая последовательность - столько километров пути. Она крутит у себя в голове этот маршрут, сосредоточенно пытаясь напомнить себе, где здесь вокзал, а затем слышит уже кажущийся таким навязчивым его голос и на автомате разворачивается, чудом и годами отлаженной техникой маневрирования в толпе обойдя прохожего, шедшего за ней. Это магия момента, но сейчас девушка её благополучно упускает из виду, потому что внимание приковано к мужчине с книгой и пачкой пива в руках.
Дэй подходит ближе и, откусывая еще кусочек шоколада, бросает взгляд на книжку.
-Там есть название издательства, - уточняет через секунду -Знаете, на странице сразу после названия и автора, мелким шрифтом. - она лишь пожимает плечами на его предложение проводить её, но отчего-то не отказывается, а идет следом, прямиком до его дома.

Узкий коридор с выходом на небольшую, но уютную кухню и еще в жилую комнату, дальше шла лестница на второй этаж, вероятно, с еще одной или двумя спальнями, возможно, кабинетом и ванными комнатами. Типичная застройка для такого типа районов Лондона. Пока мужчина идет в сторону кухни, Дэй достает из кармана пальто носовой платок, чтобы вытереть нос. После резкой смены холода на тепло организм всегда так реагировал. Мама в детстве обязательно клала ей платок в левый карман верхней одежды.
Мамы рядом давно уже нет, а привычка осталась.
Она замечает пустую вешалку, а в небольшом зеркале отражается лицо. Кожа быстро краснеет в районе щек и руки ужасно красные. Девушка повторно подносит их ко рту, отогревая теплым дыханием. Рядом с выходом стоит пакет и пара пустых бутылок.
Видимо, здесь это обычное дело.
Айрин рассматривает узор на обоях, но пройти дальше не решается, покорно выжидая на коврике у самого выхода. Как бы любопытно ей не было, вести себя настолько вызывающе неприлично. Тем более в доме незнакомца.
Хотя насколько он теперь незнакомец?
Аа-моос.. - девушка про себя тянет его имя, "смакуя" буквы, улыбка непроизвольно появляется на её лице, как раз в момент, когда он возвращается. С шапкой и шарфом.
Весьма заботливый жест - подмечает в мыслях, хотя она не ожидала бы от него нечто подобного.

-А Вы? - Джин смотрит на его заледеневшие пальцы. Становится неудобно выгонять волшебника на улицу, в какой-то мере именно она являлась причиной того, что ему пришлось задержаться сначала в магазине, а затем и на улице в снег. Взгляд, до того излучавший намеренную надменность, становится мягче, от чего-то в нем даже веет заботой. Чисто интуитивно, если спросите почему. -Честно, я могу добраться сама, но спасибо за Ваше небезразличие. Как-то неудобно все получается, - пальцы сжимают привычную вязанную вещь, только иных цветов, а затем пытаются впихнуть это в мужские руки обратно. -Извините.
Дыхание отчего-то сбивается, а щеки покрываются еле уловимым румянцем уже не от мороза.

Айрин значит спокойствие.
Но сейчас странное чувство внутри заставляет её занервничать после того, как их пальцы мельком соприкасаются.

Отредактировано Irene Diggory (2019-12-16 02:38:09)

+1


Вы здесь » the Last Spell » Прошлое » псевдосцены


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC