гп: мародёры | ноябрь 79 | NC-17

1/08 — теракт на Angel 0 замяли в прессе;
3/08 — из строя вышли все волшебные палочки с сердцевиной дракона
07/08 — Министерство оказывает помощь молодым предпринимателям — открытие необычного маркета "Звонкая Аллея"
20/08 — драконы в Гринвиче! Район оцеплен сотрудниками, ведётся расследование;
24/08 — загадочный пожар в Уатчапеле
пост недели: Не зря она сбежала в Абергавенни. Целая дюжина дней тишины и спокойствия. Вдали от маминых вздохов в камин – «не переживай, Ру-Ру, всё обязательно сбудется». От папиных намёков на спрятанные у Дебби под подушкой письмах с «неправильными, как твоя матушка выражается, буквами». От обнаглевшего пуще прежнего братца, который, стоило сестре сбежать из Министерства и поселиться у него на диване, воспринимал её не иначе как необычно крупного и неудобно прожорливого домового эльфа. Даже имя произносил, насмешливо удваивая согласные, надменным тоном самопровозглашённого богача. «Рубби, дорогуша, сгоняй в Котёл за обедом», «Рубби, деточка, встреть дядюшку Луи – платформа 7 и ¼, 5 утра», «Рубби, золотце, скоро в школу – помоги малышне с рукавами...» <читать полностью>
Narcissa Malfoy Он продолжал говорить и каждое его слово было как личное оскорбление. Точнее даже как удар, столь несправедливый и одновременно очень болезненный. Нарцисса так и не решилась поднять на него взгляд, хотя прекрасно понимала, что нужно выпрямиться, поднять лицо и встретить эту неудачу с гордостью. Не за сестру, но за себя — она то не такая!..
Astrid Nilsson Первое правило путешественников говорит: хочешь узнать, чем живет город — узнай, где он пьёт после работы, когда играет его любимая сборная — сама судьба вела её сюда. Где можно разжиться информацией, если не здесь? В путеводителе? К сожалению, ни один английский волшебник так и не удосужился составить хотя бы одной толковой книги подобного рода, безмолвно подчеркивая своё отношение к иностранцам, а каждый местный и без рекомендацией именитого автора знал, где в Лондоне разливают лучший эль по демократичной цене и где ведутся задушевные разговоры о самом насущном...
Remus Lupin Русалка как будто вправду выбирается из гобелена, уже не плоская, уже не немая, не омертвленная росчерками сплетения нитей по бедному лицу. Всё более страшная. От неё разит опасностью. Неужели Питер не чует? Эй, дружок, что говорит твоя внутренняя крыса? Внутренняя крыса Петтигрю, похоже, давно лишилась чувств от ужаса и теперь лежит у стены серым лохматым комком, поджав худые лапки.

the Last Spell

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Last Spell » Прошлое » the one with pancakes and... pumpkin


the one with pancakes and... pumpkin

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

the one with pancakes and... pumpkin
руби марш и джеремайя дженкинс

http://s3.uploads.ru/t/ycweA.gif
the rembrandts - i'll be there for you

Лондон, миниатюрная съемная квартирка Джима в мансарде (а по факту на чердаке)
на севере Лондона, между Кинг-кроссом и Камден-тауном,
субботнее утро, 12 сентября 1977

Иногда друзья заходят позавтракать и приносят с собой лишние пушистые предметы


Отредактировано Jeremiah Jenkins (2019-10-01 14:58:38)

+1

2

Не зря она сбежала в Абергавенни. Целая дюжина дней тишины и спокойствия. Вдали от маминых вздохов в камин – «не переживай, Ру-Ру, всё обязательно сбудется». От папиных намёков на спрятанные у Дебби под подушкой письмах с «неправильными, как твоя матушка выражается, буквами». От обнаглевшего пуще прежнего братца, который, стоило сестре сбежать из Министерства и поселиться у него на диване, воспринимал её не иначе как необычно крупного и неудобно прожорливого домового эльфа. Даже имя произносил, насмешливо удваивая согласные, надменным тоном самопровозглашённого богача. «Рубби, дорогуша, сгоняй в Котёл за обедом», «Рубби, деточка, встреть дядюшку Луи – платформа 7 и ¼, 5 утра», «Рубби, золотце, скоро в школу – помоги малышне с рукавами».

Неудивительно, что стоило подшить подол на последней школьной мантии и покорно сопроводить внука захворавшей старушки Томпсон на Хогвартс-Экспресс, как Руби помахала как бы невзначай прихваченной с собой метлой в окно уходящего поезда, перебралась на соседнюю 10 с половиной и была такова.  Так заразилась духом празднующей долгожданную встречу с друзьями молодости, что вдруг из домовика превратилась в молодую женщину, которую, черт возьми, всё доконало. Все эти неудобные вопросы, замирающее перед тенью совы за окном сердце, донельзя дурацкие поручения «успешного предпринимателя, а не диванного спортсмена», случайные встречи с бывшими коллегами в Косом, и снова – долгие вечера у окна в ожидании чёртовых птиц.

В Абергавенни ничего этого не было. Была только умеренно пыльная комнатка в таверне. Была полная телом и историями маггла за стойкой. Был джин. Когда Руби не диктовала желания стакану, была и любительская команда, для которой бывшая загонщица Нетопырей Ньюкасла на тренировочных играх – событие, а не разочарование. И, конечно, бесконечные ряды зоомагического рынка. Если в руках не было стакана, биты, подушки, Руби щекотала пальцами пушистые животы шишуг, отбирала потрёпанный за лето рыжий шарф у стайки пикси, ругалась с одним очень привередливым джарви (сырая курица ему, видите ли, неприятна, тащи мышь с соседнего прилавка, глупая баба), и даже убедила одного старичка, что низзлов нельзя покупать по одному. Примета плохая. Забрал всех троих, а Руби и довольно набивающий кошель заводчик мигом сдружились. Через несколько фраз – разругались, ведь ей не нужна тупая работа за тупым прилавком, а он не понимает, как можно гордо задирать нос – мол, «спортсме-е-енка», - когда с 76-го летаешь только с любительской шелухой типа Аистов Абергавенни. «Чё дальше, звезда кви-и-идича, в Пушки подашься?».


Пока мимолётный товарищ пытался продать чопорным ведьмам «Сэра Пуфыфтые Фапки», выдворенная строгим смотрителем Руби демонстративно злилась на обочине рынка. Там они и встретились – чужие на этом празднике магической флоры и фауны. Простецкий маггловский котёнок, слишком обычный и тощий на фоне откормленных низзлят с блестящей шёрсткой, и мрачная фигурка, которая традиционно перешла от воздушных замков к колодцу, в очередной раз вздумала отморозить себе зад бордюром, и впервые пробовала совладать с маггловскими папиросами.

Дым новому другу не понравился, трофейный зуб не впечатлил, от кашля любопытная мордочка то и дело пряталась обратно в кусты. Зато в рыжем шарфе было чрезвычайно удобно прятаться, а в карманах всегда было чем поживиться пустому рыжему животу. Вскоре котёнок решил, что девица не опасней куста, а торчащий из капюшона мантии кончик рыжего хвоста совсем не выдаёт свернувшийся под надёжным камуфляжем шарфа клубочек. Руби поддерживала их маленькую игру, делая вид, что не замечает стук сердца снаружи рёбер. Дотошный взгляд хозяйки таверны не убедила даже золотая монета с драконом. И новый друг каждый вечер рассекал солнечным зайчиком тьму переулка, а утром ждал у калитки рынка.

А на двенадцатый день вдруг исчез. Напрасно Руби подметала кусты, не отвлекаясь даже, чтобы пожать руку заглянувшим попрощаться загонщикам Аистов, напрасно умоляла смотрителя пустить её хотя бы к рядам с диковинными морскими тварями. «Напрасно я сбежала в Абергавенни», хлопнула она себя по щекам и приземлилась чистой мантией на грязь бордюра. Загонщики, помявшись, ушли. Строгий сторож покинул свой пост. А рыжая негодница только этого и ждала – выскочила из изрядно помятых кустов и уселась рядом.

- Ну ты и трусиха, конечно, - неизвестно к кому обращаясь, рассмеялась Руби, протягивая к розовому носу мокрую ладонь, - Поедешь со мной, познакомлю тебя с одним очень классным псом.

Это был не вопрос. Котёнок деловито взобрался по знакомой лестнице шарфа. Это был ответ. Громыхающий автобус, затормозивший миллиметре от протянутой над дорогой палочкой, мигом заглушил довольное мурчание. Рыжая, запутавшись в рыжем, свалилась на безопасное дно чёрного капюшона. Кондуктор усмехнулся, задрав цену в два раза, и подал руку: Запрыгивай, Марш. И нечего рожи корчить, вообще-то скидку тебе сделал, через Лондон рванём - нас ждёт к шести старуха Бэггс. Она, короче, прикатила из...


Стив болтал без умолку. О том, что осень в этом году рано, что у каких-то магглов выступление в пятницу, что Эрни наконец-то разводится. Или женится. Или уходит в монастырь? Никто не в курсе, даже сам водитель Ночного рыцаря, но кондуктор продолжает трещать. Хвастается, что мадам Бэгсс привезет ему новую шляпу. Говорит, с радио какая-то беда – по утрам ловит только станции с гоблинским поп-фанком. А истории молодого эмигранта всяко лучше, ведь так? Руби не реагирует – в пятый раз за поездку. Руби разглядывает асфальт, по которому бежит за незримым для магглов автобусом, рыжее рассветное солнце. В голове без остановки крутится писклявый голос громовещателя. «Эти твои», восклицал красный конверт голосом Дебби Марш, «эти твои-и!». По лицу скачет солнечный зайчик. Руби улыбается, а ухо сопит подобранное на обочине солнце. Стив ворчит, что с котами без переноски нельзя. Что чтобы без шкодства тут у него! Что он больше любит людей. Что с ними хоть есть о чем поболтать – если им, конечно, не лень. И смотрит так выразительно, что Руби, позабыв про кошку, пытается натянуть капюшон на лицо.

Потревоженный рыжий комочек скатывается из-за шеи на грудь. Озирается – в огромных глазах тень недавнего сна и полное непонимание сменяется ужасом. Стив, не вовремя протянувший мизинец для знакомства, выдыхает: Твою мать, Руби Марш.

И котёнок превращает всех сов в автобусе в ранних пташек. Тех самых, за которыми гонялся недавно в осенней грязи тропинок Абергавенни – то ли во сне, то ли наяву. В этом ему помогает Руби, немного жалея о том, что среди попутчиков нет ловца. Поди поймай маленький пушистый снитч, убеждённый в том, что нужно немедленно линять из этого набитого незнакомцами и трясущегося на ухабах железного короба, несущегося на скорости, несопоставимой с прытью напуганного котёнка. Воздух пронизан солнечными лучами – сквозь трёхэтажный слог Стива слышится искренний восторг тем, что маленькая женщина и крохотная кошка умудрились порвать занавески, в которые, по словам Эрни, сморкался ещё дед Дамблдора. Рыжий снитч раз за разом ускользал от чёрного бладжера. Разбудив весь первый ярус, они вихрем взлетели на второй этаж, навели шороху там и на излёте лестницы были позорно пойманы в капкан кондукторских рук. Котёнок приземлился всеми двадцатью когтями в ладонь, Руби – повидавшим и не такое носом в плечо.

- Эрни, во имя гринготтских подвалов, тормози, - рыкнул Стив, вручая котёнка запыхавшейся Руби, - Многовато крови для понедельника, - фыркнул он, вцепившись свежими царапинами в плечо схватившейся за нос девицы, - На выход. Обе!
- Уже приехали разве? Ты же говорил, что через Лондон поедем, - удивилась она, пытаясь разглядеть смутно знакомые пейзажи сквозь раненную занавеску. Но вместо Чадли за окном просыпается столица.
- Ага, говорил.

Самым бессовестным образом вытолкнув Руби вместе с кошкой и метлой в зябкое утро привокзальных улиц Кингс Кросс, кондуктор любезно помог пожилой ведьме с погрузкой багажа – «Стив, ну прости!», - предложил чаю, - «Она, наверное, нашла в кармане пробку от бодрящего зелья, она так больше не будет, ну!», - оповестил потревоженных пассажиров о какао за счёт – «я тебе это припомню, скотина!» - мадам Марш, и захлопнул  дверь прямо перед кровоточащим носом и бранящимся ртом мадам. Руби перешла было на язык жестов, но Ночной рыцарь оставил последнее слово за собой, с рыком исчезнув из зримого мира.

Утерев тыльной стороной ладони добравшуюся из ноздри до губ кровь, Руби в красках объяснила прохожему магглу, по какой именно причине ему стоит смотреть куда-нибудь под ноги, и подняла котёнка к глазам. «Ну и не стыдно тебе, морда рыжая?». Морде было всё ещё категорически непонятно, куда смотреть, чтобы увидеть знакомый горизонт Абергавенни, но, в целом, совершенно не стыдно. Руби, с первого взгляда узнав эту беззащитную на вид фигурку, не подозревающую, какой переполох натворила, вдруг перестала злиться на кондуктора Рыцаря, на чёртов Кингс Кросс и Лондон вокруг.

Адрес впечатался в память многострочными угрожающими «Я скрещу тебе уши, если вы проиграете!» и короткими скомканными «Ну ты не унывай там, в следующий раз обязательно, скрести и надейся, все дела». Леди и джентльмены старались обходить блуждающую на скорости Нимбуса девицу стороной. Зато местная детвора с удовольствием уточняла дорогу. Девчонки просили погладить прячущего нос в изгиб локтя котёнка, мальчишки деловито интересовались, сильно ли болит и, поймав момент, беззастенчиво тыкали в переносицу.

Так она и объявилась на пороге. С размазанной под носом кровью, выползшим на звук тишины котёнком на руках и метлой за спиной, растрёпанная, замученная детскими историями, исцарапанная, но чрезвычайно довольная собой. Так резво забарабанила в дверь, что забыла испугаться – вдруг не вовремя.
- Привет! Есть чё поесть? Я голодная жуть как – и вот эта рыжая рожа тоже.
В конце концов, как можно быть не вовремя, если ты с котом.

Отредактировано Ruby Marsh (2019-10-22 21:52:17)

0


Вы здесь » the Last Spell » Прошлое » the one with pancakes and... pumpkin


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC