гп: мародёры | ноябрь 79 | NC-17

1/08 — теракт на Angel 0 замяли в прессе;
3/08 — из строя вышли все волшебные палочки с сердцевиной дракона
07/08 — Министерство оказывает помощь молодым предпринимателям — открытие необычного маркета "Звонкая Аллея"
20/08 — драконы в Гринвиче! Район оцеплен сотрудниками, ведётся расследование;
24/08 — загадочный пожар в Уатчапеле
пост недели: Не зря она сбежала в Абергавенни. Целая дюжина дней тишины и спокойствия. Вдали от маминых вздохов в камин – «не переживай, Ру-Ру, всё обязательно сбудется». От папиных намёков на спрятанные у Дебби под подушкой письмах с «неправильными, как твоя матушка выражается, буквами». От обнаглевшего пуще прежнего братца, который, стоило сестре сбежать из Министерства и поселиться у него на диване, воспринимал её не иначе как необычно крупного и неудобно прожорливого домового эльфа. Даже имя произносил, насмешливо удваивая согласные, надменным тоном самопровозглашённого богача. «Рубби, дорогуша, сгоняй в Котёл за обедом», «Рубби, деточка, встреть дядюшку Луи – платформа 7 и ¼, 5 утра», «Рубби, золотце, скоро в школу – помоги малышне с рукавами...» <читать полностью>
Narcissa Malfoy Он продолжал говорить и каждое его слово было как личное оскорбление. Точнее даже как удар, столь несправедливый и одновременно очень болезненный. Нарцисса так и не решилась поднять на него взгляд, хотя прекрасно понимала, что нужно выпрямиться, поднять лицо и встретить эту неудачу с гордостью. Не за сестру, но за себя — она то не такая!..
Astrid Nilsson Первое правило путешественников говорит: хочешь узнать, чем живет город — узнай, где он пьёт после работы, когда играет его любимая сборная — сама судьба вела её сюда. Где можно разжиться информацией, если не здесь? В путеводителе? К сожалению, ни один английский волшебник так и не удосужился составить хотя бы одной толковой книги подобного рода, безмолвно подчеркивая своё отношение к иностранцам, а каждый местный и без рекомендацией именитого автора знал, где в Лондоне разливают лучший эль по демократичной цене и где ведутся задушевные разговоры о самом насущном...
Remus Lupin Русалка как будто вправду выбирается из гобелена, уже не плоская, уже не немая, не омертвленная росчерками сплетения нитей по бедному лицу. Всё более страшная. От неё разит опасностью. Неужели Питер не чует? Эй, дружок, что говорит твоя внутренняя крыса? Внутренняя крыса Петтигрю, похоже, давно лишилась чувств от ужаса и теперь лежит у стены серым лохматым комком, поджав худые лапки.

the Last Spell

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Last Spell » Настоящее » залізна ластівка


залізна ластівка

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

залізна ластівка
James Potter и Lily Potter

https://funkyimg.com/i/2WoCg.png
Знаєш, даремно, я все давно відчула, п'ю мед із вином, бережу ті останні сили тіла
Бо твоя любов тягне нас на дно
Тільки ти пробачав ту весну, але байдуже. В твоїх очах дні останні Венеції
Ти пробачав мені все, чи це знак, що, поки Всесвіт мовчав, ти палив мої кораблі

ноябрь 1979

Когда необходимость что-то сказать на самом деле возведена в абсолют, в крайнюю точку, словам лучше не висеть в воздухе. Ведь от маленькой радости и обволакивающего счастья до безмолвных пуль, врезающихся на сверхзвуковой, один шаг. Один недосказанный миг, в котором нет этих слов


Я тобі натякала про те, що нас троє: ти і море, мої обгорілі вітрила
І питаю себе, чи я ще відчуваю, що тримає мене на холодній землі?
Я побачила очі твої і вже знаю, що ти палиш останні мої кораблі
.

Отредактировано Lily Potter (2019-08-21 15:26:58)

+1

2

Джеймс Поттер посмотрел на входную дверь. Вздохнул. Опять он задержался. И опять забыл об этом предупредить. Лили будет очень недовольна. В зависимости от того, насколько сильно она волновалась, Поттера внутри может ждать все что угодно. От укоризненного шутливого подзатыльника до гробового молчания. Что поделать? На дворе война. Как говорит Дамблдор “Никто сейчас не может чувствовать себя в безопасности.”

Поттер вошел в прихожую, запер за собой входную дверь, обновил защитные чары и прошел в кухню. Водрузил на стол бумажный, чуть промокший от дождя пакет и крикнул в глубину дома.

Лили, я дома. — Руки деловито опустошают принесенную ношу, а на столе появляются пирог с изюмом и корицей, бутылка молока, завернутая в тонкую серую бумагу ветчина, еще теплый хлеб и наконец пара пинт яблочного сидра. — Прости, что задержался. Встретил по дороге Смитсона. Из обливаторов, помнишь? 

Джеймс выглядывает в гостиную. Его Лили сидит на диване. Взгляд ее направлен в окно. Она молчит. “Сердится...Очень... Ты влип, Сохатый!” досадливо думает гриффиндорец. Стаскивает мокрую мантию и заклинанием отправляет на вешалку.

Смитсон предложил выпить по стаканчику. Ну а я не стал отказываться...Славный он малый, кстати. —  Продолжает, как ни в чем ни бывало, болтать Джеймс. Он знает характер жены. Если сейчас она дуется, то стоит спросить, что случилось и отношения можно будет выяснять часами. Поэтому Джеймс моет руки и принимается нарезать хлеб и ветчину, мастеря из них нехитрые крупные бутерброды.

Вам непременно нужно как-нибудь познакомиться. Так вот. Он говорит, что в районе Хиггинс драйв сегодня был подозрительный взрыв. 

Джеймс ставит на плиту чайник. По его расчетам бутерброды будут съедены в атмосфере молчаливого неодобрения, чай с пирогом исчезнут с укоризненными вздохами и уже к моменту, когда по стаканчикам будет разлит шипучий яблочный сидр, Лили оттает, скажет мужу, что он болван, который никогда не предупреждает ее о поздних возвращениях. А она же волнуется. И все такое... В общем, к концу ужина, Джеймс будет уже помилован. 

Поттер досадливо смотрит на кривое произведение собственного кулинарного искусства. Вздыхает. Готовка никогда не была его сильной стороной. Загрузив поднос едой мужчина магией отправляет его на обеденный стол. Следом отправляется дымящийся чайник, заварник, пара кружек, сахарница и молочник. Джеймс пару секунд медлит и шагает в гостиную. 

Лили никак не отреагировала на накрытый к ужину стол. Она все так же сидит на диване и смотрит в одну точку. Даже в такой угрюмой задумчивости она невероятно прекрасна. Поттер на мгновение замирает в дверях, любуясь красиво очерченным полупрофилем. Рыжие волосы струятся по плечам и Джеймсу хочет зарыться в них, поцеловать нежный чуть нахмуренный лоб, стереть все волнения.

Мерлин ему свидетель, Сохатый делает все, чтобы эта война закончилась как можно быстрее, чтобы его Лили больше не вздрагивала от шума по ночам, чтобы не считала каждое мгновение его отсутствия. Чтобы перестала спать, положив палочку под подушку...

Джеймс подходит к жене, опускается на колени около дивана, прикасается к тонкой холодной ладони Лили. Он хочет успокоить ее, продемонстрировать, что не сидит на месте, что готов всегда идти в бой ради ее спокойствия.

Про этот взрыв надо сказать нашим, пусть проверят. Я бы и сам смотался, если ты не против.

Поттер смотрит в лицо жене, улыбается самой обаятельной из своих улыбок.

Ну же, Лил. Твой героический муж вернулся домой целым и невредимым. Практически с добытым мамонтом. Который, кстати, уже нарезан на бутерброды и подан к столу. Пойдем, я уверен, что ты еще не ела.

Отредактировано James Potter (2019-08-23 16:05:50)

+2

3

Минуты текли, минуты капали сквозь пальцы, незаметно и неумолимо. Лили присела на краешек дивана, боясь, что от эмоций голова закружится еще сильнее. Она растерянно смотрела перед собой в пространство, не в силах поверить тому, что, казалось, и так очевидно. Притянув колени к груди, так и просидела в своих мыслях, пока не щелкнул замок - отвлечься на этот звук отпирающейся двери, шуршания в прихожей и голоса Джеймса требовало слишком много усилий. Даже попросту ответить на этот поток слов и смыслов, который врывался вместе с Поттером в их дом, у Лили не было сил. Она берегла их для иного.

Джеймс говорит и говорит, поток слов из его уст сливается в причудливый ковер звуков, пока Лили, словно зависнув между двумя мирами, разглядывает отражения в оконном стекле. Лили и слышит его, и не слышит одновременно. Мысли в ее голове перескакивают с неверия и сомнений, до страха, который девушка гонит от себя, заставляя забывать и не думать. Не задаваться вопросом, что делать, когда война вот тут, на пороге, в дверь стучится. Как можно верить в какое-то будущее, если страх медленной волной поднимается и сковывает, все ближе добираясь к горлу. Или же не верить, что Джеймс выберет не ее. Не знать.

Поднимать голову, лишь тогда, когда пальцы дотрагиваются твоих - вздрагивать, возвращая себе осознанный взгляд. Смотреть на мужа так, словно впервые видишь - потому что он возникает для нее лишь тогда, когда касается. Ведь сейчас она не замечала ни времени на часах, ни того, что Джеймс, как велось ранее, даже не предупредил ее об опоздании. В реальности Лили существовал только один вопрос, который вытеснял по важности все иные, заполнял пустующее пространство и заставлял ее чувствовать радость и смятение одновременно

- Я бы и сам смотался, если ты не против, - Дыши. Дыши, Эванс. Ей нужно сосредоточится, а Джеймс смотрит так, слово провинившийся юнец на разъяренную фурию. У Лили нет моральных сил объяснить ему, что не так, особенно, когда он улыбается самой завораживающей из своих улыбок. На старших курсах добрая половина женского общежития обзавидовалась бы. Будто бы извиняется, но выражение глаз то же. Говорит что-то-то об ужине, когда Лили отводит взгляд от его глаз  - ей так тяжело сейчас смотреть на него прямо, словно она что-то скрывает от этой чудовищной открытости, которой Лили порой поражалась.

-Джеймс, - Она осторожно кладет свою ладонь поверх его. - Так нельзя, Джеймс, - говорит это необычайно тихо, мягко и нежно, все еще рассматривая его пальцы и не поднимая взгляда. Слова рассыпаются под ее пальцами, разбегаются по углам, не оставляя даже шанса собрать смыслы воедино. Лили морщит переносицу, словно от зудящей боли:

- Так не может продолжаться дальше. Нам нужно серьезно поговорить, Джеймс Флеамонт Поттер, - она собирает все силы, чтоб посмотреть ему прямо в глаза.

Лили Поттер все решила на этой фразе: что произойдет дальше, как она поведет себя, если Джеймс будет раздосадован этой новостью, что делать с орденом и как жить далее в принципе. Уизли ведь справились. Разве Поттеры не смогут?

Так сыграли часы бездействия, проведенные на диване в одной позе, словно генератор смыслов - еще секунду назад она силилась не выказывать растерянности и сумбурности, отводя взгляд, а теперь - решительно смотрела в глаза супругу, готовая принять любой из исходов их дальнейшей беседы.

Отредактировано Lily Potter (2019-09-14 16:06:38)

+2

4

Его Лили никак не реагирует на шутливый тон, лишь отводит в сторону глаза. Сияющая улыбка Джеймса, всегда безотказно срабатывавшая в прошлом, чуть меркнет в недобром предчувствии. Пальцы жены холодны и едва заметно подрагивают, не предвещая ничего хорошего. Поттер хмурится, ожидая плохих вестей. Что он мог пропустить? Что так встревожило его прекрасную супругу?

-Джеймс, так нельзя, Джеймс.

Сохатый готов закатить глаза от досады, но старательно сдерживается. Лишь слегка дергается уголок рта. Бедняжка Лили так тяжело воспринимает то, что творится вокруг. С тех пор, как все завертелось, внутри нее, казалось, пригасили свет. Словно опасаясь, что реалии войны в любой момент ворвутся в их тихий дом, его рыжая все реже смеялась, все тише говорила. Будто прислушиваясь к беде, таящейся за порогом, прислушивалась к каждому шороху. Поттер изо всех сил старался ее расшевелить, вернуть хоть на миг прежнюю Лили, но его попытки все чаще проваливались, а непривыкший к проигрышам гриффиндорец злился. В первую очередь на себя. Царивший кругом хаос сводил на нет все усилия мародера и заставлял чувствовать себя шутом посреди поминок.

Так не может продолжаться дальше. Нам нужно серьезно поговорить, Джеймс Флеамонт Поттер.

От значительности тона и пристального взгляда жены Сохатому стало ощутимо не по себе. Так к нему обращалась профессор Макгонагалл после очередной школьной проделки. Так его звали члены экзаменационной комиссии, строгими чиновничьими взглядами буравившие выпускника. Именно это имя скрипучими голосами произносили гоблины Гринготтса. 

И именно такое обращение гриффиндорец надеялся никогда не услышать от любимой женщины. Ну, хотя бы, не в первые лет тридцать брака.

Джеймс никогда не был тормозом, но остальная часть фразы дошла до него лишь спустя несколько мгновений. “Нам нужно серьезно поговорить. После этого можно столбить вашим отношениям место на кладбище, чтобы лежали в тенечке и подальше от дороги” ржали в свое время мальчишки в гриффиндорской спальне, после того как один из сокурсников удостоился этой фразы от своей подружки.

Пальцы под ладошкой Лили скользнули по обивке дивана и сжались в кулак, будто в попытке ухватить ускользающий снитч. Поттер растерянно посмотрел на полную решимости жену. Он прекрасно знал этот взгляд и не перепутал бы его ни с чем другим. С таким взглядом его рыжая однокурсница встречала беду, бросалась в бой или защищала своего дружка Нюнчика. 

Снейп!

Имя прозвучало в голове набатом и мысли стаей вспугнутых пикси панически метнулись в разные стороны. Глубоко в груди зашевелилась застарелая игла многолетней ревности, благополучно забытая, когда рыжая гриффиндорка сказала: “Да”. “Этого не может быть!”, Джеймс скрипнул зубами, призывая себя к спокойствию, не замечая, как на лице заходили желваки. 

И о чем же это?! — излишне нервно и от того резко подает голос Джеймс, резко вскинув подбородок в упрямом защитном жесте. Осекается, кашляет, понимая, что все надо срочно исправлять, пока ситуация не понеслась галопом как спятивший сносорог. Мужчина резко сбавляет темп и уже тише, примирительно продолжает. — Кх-хем. Неверный тон. Лилс, давай сделаем вид, что ты этого не слышала. О чем ты хотела поговорить, дорогая?

Поттер не мастер на разговоры по душам. Среди мародеров этим больше славился Лунатик, поэтому Джеймс сейчас неосознанно скопировал внимательное выражение лица друга.

+1


Вы здесь » the Last Spell » Настоящее » залізна ластівка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC