гп: мародёры | ноябрь 79 | NC-17

1/08 — теракт на Angel 0 замяли в прессе;
3/08 — из строя вышли все волшебные палочки с сердцевиной дракона
07/08 — Министерство оказывает помощь молодым предпринимателям — открытие необычного маркета "Звонкая Аллея"
20/08 — драконы в Гринвиче! Район оцеплен сотрудниками, ведётся расследование;
24/08 — загадочный пожар в Уатчапеле
пост недели: Не зря она сбежала в Абергавенни. Целая дюжина дней тишины и спокойствия. Вдали от маминых вздохов в камин – «не переживай, Ру-Ру, всё обязательно сбудется». От папиных намёков на спрятанные у Дебби под подушкой письмах с «неправильными, как твоя матушка выражается, буквами». От обнаглевшего пуще прежнего братца, который, стоило сестре сбежать из Министерства и поселиться у него на диване, воспринимал её не иначе как необычно крупного и неудобно прожорливого домового эльфа. Даже имя произносил, насмешливо удваивая согласные, надменным тоном самопровозглашённого богача. «Рубби, дорогуша, сгоняй в Котёл за обедом», «Рубби, деточка, встреть дядюшку Луи – платформа 7 и ¼, 5 утра», «Рубби, золотце, скоро в школу – помоги малышне с рукавами...» <читать полностью>
Narcissa Malfoy Он продолжал говорить и каждое его слово было как личное оскорбление. Точнее даже как удар, столь несправедливый и одновременно очень болезненный. Нарцисса так и не решилась поднять на него взгляд, хотя прекрасно понимала, что нужно выпрямиться, поднять лицо и встретить эту неудачу с гордостью. Не за сестру, но за себя — она то не такая!..
Astrid Nilsson Первое правило путешественников говорит: хочешь узнать, чем живет город — узнай, где он пьёт после работы, когда играет его любимая сборная — сама судьба вела её сюда. Где можно разжиться информацией, если не здесь? В путеводителе? К сожалению, ни один английский волшебник так и не удосужился составить хотя бы одной толковой книги подобного рода, безмолвно подчеркивая своё отношение к иностранцам, а каждый местный и без рекомендацией именитого автора знал, где в Лондоне разливают лучший эль по демократичной цене и где ведутся задушевные разговоры о самом насущном...
Remus Lupin Русалка как будто вправду выбирается из гобелена, уже не плоская, уже не немая, не омертвленная росчерками сплетения нитей по бедному лицу. Всё более страшная. От неё разит опасностью. Неужели Питер не чует? Эй, дружок, что говорит твоя внутренняя крыса? Внутренняя крыса Петтигрю, похоже, давно лишилась чувств от ужаса и теперь лежит у стены серым лохматым комком, поджав худые лапки.

the Last Spell

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Last Spell » Неоконченные эпизоды » А на десерт...


А на десерт...

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

А на десерт...
Гидеон Гринграсс     Одилия Розье     Антонин Долохов

https://pm1.narvii.com/6977/673984246ab8040baf77abaa13edde79a8865605r1-734-734v2_hq.jpg

Война и любовь, на Земле — это два основных предмета торговли. С незапамятных времён мы отпускаем их огромными партиями

Косой переулок. Кафе Флориана Фортескью. Июнь 1979 года

Вы просто забежали насладиться ледяным десертом? Или планировали встретиться с деловым партнером? Возможно, хотели вспомнить каково это - жить нормальной жизнью? Но у войны свои планы...


Отредактировано Gideon Greengrass (2019-08-19 09:48:06)

0

2

Голова нещадно болела. Вчера Гринграсс лег очень поздно, засиделся над подготовкой министерского отчета. А сегодня встал достаточно рано. Явиться на работу следовало ни свет ни заря, чтобы успеть закончить все дела. Он обещал Одилии прогулку по Косой Аллее и чтобы сдержать обещание, пришлось уйти со службы пораньше.  Эпохальное событие, но долг и воспитание требовали уделять внимание своей невесте хоть изредка. Реже, чем хотелось бы ей. Чаще, чем хотелось бы Гидеону.

Сейчас, после того как они зашли в ювелирную, цветочную и шляпную лавки аристократу больше всего хотелось в одиночестве оказаться в темной прохладе собственной спальни, чтобы принять обезболивающее зелье и провалиться в сон. Однако, он мужественно и не дрогнув ни единым мускулом на лице поддержал просьбу Одилии посетить кафе-мороженое Флориана Фортескью.

Это местечко ассоциировалось у многих выпускников Хогвартса с каникулами, прогулками с друзьями. Счастливыми воспоминаниях о родителях, выгуливающих своих чад после утомительного предшкольного шоппинга. У многих, только не у Гидеона. Все необходимое к учебному году заказывалось через совиную почту. Однажды побывав в Косой Аллее в последние недели августа, юный Гринграсс наотрез отказался покупать что-либо самостоятельно. Его раздражала толчея, шум и толпы снующих туда-сюда людей, норовящих оттоптать идеально вычищенные ботинки.

Придержав Одилии дверь, Гидеон пропустил ее внутрь. Сейчас в кафе было не слишком много народу, а прохлада и мягкое освещение после июньского солнцепека, слегка примирили аристократа с необходимостью улыбаться еще несколько часов. Официант проводил их к свободному столику, расторопно принес меню и отошел на почтительное расстояние, чтобы не мешать гостям сделать заказ.

Гринграсс равнодушно скользил взглядам по предлагаемому ассортименту. Он не ел десерты, так что предпочел ограничиться чашкой кофе без сахара, однако следовало дождаться, пока Одилия сделает выбор. От долгой прогулки ее щеки чуть раскраснелись. Девушка выглядела счастливой и воодушевленной. По краю сознания проскользнула мысль, что если ей так понравился вечер, проведенный в его компании, то все эти муки были не зря. Хоть кто-то сегодня хорошо провел время.

Мисс Розье очень старается подготовить идеальную свадьбу. Однако, деликатно не вовлекает в этот сумасшедший и утомительный процесс своего жениха. Гидеон был ей за это благодарен и изредка снисходил до предсвадебных хлопот, равнодушно, но с улыбкой на лице рассматривая пригласительные открытки, тыкая пальцем в украшения стола и эскизы букетов, наобум выбирая начинку для тортов. Ей это было важно и Гринграсс не желал демонстрировать невесте, как его это все достало.

Ты уже определилась с выбором, дорогая? — вежливо поинтересовался Гидеон, подзывая официанта. Пока Одилия делала заказ, волшебник молча ткнул пальцем в строчку с черным кофе и отложил меню в сторону.

Раньше он не бывал в этом кафе. И вообще, если уж выбирать заведение, то элитный ресторан, ценник в котором надежно оградил бы его не только от всяких сомнительных личностей, но и от детей. Компания таких как раз вошла в двери и расположилась за дальним столиком в углу, оживленно обсуждая шансы Хаффлпафф взять кубок школы по квиддичу.

Интересно, где их родители?” Мельком подумалось волшебнику. Кто вообще отпускает детей одних в такие тревожные времена? Дети галдели. Кроме квиддича и мороженого их ничего не интересовало. Гринграсс чуть заметно поморщился. От их громких голосов голова разболелась еще сильнее. Да и кого вообще интересует квиддич, когда люди по стране пропадают пачками?

0

3

Сегодня состоялась обещанная Гидеоном прогулка по Косой аллее. Со дня помолвки он бывал в доме Розье раза два-три в неделю. Одилии конечно хотелось видеть жениха чаще, но она понимала - работа. Отец тоже часто бывал занят и прогулки с ним были редкостью, но тем ценнее они становились для Одилии.

Прогулка превратилась в поход по торговым лавкам. Среди огромного ювелирного ассортимент будущие супруги довольно быстро выбрали простые, но изящные кольца. Обсудить состав букета невесты, посетить шляпную мастерскую… У девушки голова шла кругом от всех этих хлопот, она немного устала, но присутствие любимого мужчины окрыляло ее. Рядом с ним она расцветала. Безумно радовало то, что Гидеон активно включился сегодня в подготовку. Одилия не требовала его участия во всей этой суматохе, понимая что у него и без этого полно забот. Его решение по поводу начинки торта ее удивило. Шоколадный крем подошёл бы больше, но Гидеон указал на сливочный. Что ж, если ему хочется именно так, пусть будет, она обязана считаться с мнением жениха.

Наконец все запланированные на сегодня вопросы были решены и Одилия с Гидеоном зашли в кафе-мороженое Фортескью. Одилии хотелось бы сейчас оказаться где-нибудь в другом, более тихом и уединенном месте, где они остались бы вдвоем. Но поскольку до свадьбы это не совсем прилично, то приходится довольствоваться тем, что есть. Сколько приятных воспоминаний из детства связано с этим местом. Школа, предучебная суета, редкие, но оттого не менее приятные посиделки в этом кафе с рара́. Можно было сегодня  пообедать в более подходящем их статусу ресторане, но наверняка и у Гидеона осталась с детства теплая память об этом заведении, а Одилии хотелось порадовать любимого, подарить возможность вспомнить беззаботные школьные годы.

Девушка просмотрела меню и выбрала ванильное мороженое с шоколадом и вишенками. Он заказал только кофе. Черный, крепкий. Надо запомнить. Жена должна знать вкусовые предпочтения мужа, дабы готовить в будущем ему на завтрак только любимые блюда, поднимая настроение. Она уже поняла, что улыбается он редко, постоянно серьёзен, но именно таким она его и любила.
Как раз в это время в кафе вошла стайка детей. Школьники. Они расположились за соседним столиком и принялись шумно обсуждать школу, просматривать меню, выбирая лакомства.

Одилия засмотрелась на них. Когда-нибудь и их с Гидеоном сын будет вот так же сидеть с друзьями в этом кафе, так же весело болтать о квиддиче и прочих важных для детей вещах. Сама она никогда не понимала любовь к квиддичу и не играла. Очень опасное времяпровождение. Но если сын захочет играть в школьной команде, то она будет радоваться его успехам. Один из мальчишек был особенно бойким. Почему-то Одилии казалось, что у них будет именно сын. Такой же бойкий, задорный, душа компании. Взгляд ее, обращённый на детей, стал таким, какой бывает только у матерей.
-Мне кажется, Гидеон, что первенцем у нас непременно будет сын, а потом конечно дочь. - мечтательно произнесла девушка, глядя на Гидеона

Говорить об этом пока рано, но ведь дети - это закономерный результат супружеской жизни. Одилия конечно будет рада девочке равно как и мальчику, но любимому наверняка хочется сына и она подарит его Гидеону.

+1

4

Что может быть невиннее встречи двух знакомых, особенно в таком популярном месте, как кафе мороженного Флориана Фортескью? Именно в этом месте назначил встречу Долохов, владелец бара в Лютном, своему связному среди авроров. Пусть чин его осведомителя был невысок, но главным талантом того мага было умение слышать и слушать, а затем из этого составлять всю картину целиком. Как боевой маг, тот аврор бы не очень хорош, зато создавать ситуацию в общем и целом из обрывков фраз и невинных обмолвок, из простых и будничных разговоров. Аврор знал, что Антонин - владелец бара в Лютном, но не более, и не менее. Иначе бы просто не сотрудничал бы с Долоховым, а просто погиб бы, пытаясь задержать Антонина. Долохову же не хотелось терять такой талант. Да и аврору посещать такое место, в отличие от бара Тони, было совсем не зазорно. Хотя сам Тони не особо любил сладкое, но все равно заказал себе фисташкового мороженого, политого шоколадным сиропом. Да, неожиданное сочетание, зато ассоциации хорошие. И если Тони что вспомнит приятное, другие подумают, что ему просто понравилось мороженое. Так что, войдя в кафе, Долохов занял свободное место у окна, но так, чтобы с улицы его не было особо видно. Но внимательный аврор
обязательно его отыщет глазами. До встречи время оставалось ещё достаточно - целых полчаса. Когда принесли заказ, аврора ещё не было. Нет, он не опаздывал. Это просто Долохов пришёл раньше. Зачерпнув ложечкой мороженое, Антонин задумчивым взглядом оглядел кафе. Мысли его были профессионально-отстраненными:
Вон там будет легко удерживать людей, а вон оттуда можно перекрыть вход и бить авроров, которые рискнут сюда заглянуть. А вон с тех сторон улицы можно устроить отличную засаду. Если это поможет делу, это место всегда можно легко разрушить.
Долохов отправил ложку с мороженым себе в рот, после чего позволил себе лишь слегка улыбнуться. Он не боялся, что его мысли прочтут. Ведь тех, кто был способен это сделать, здесь, в этом кафе попросту не было. Да и само кафе начальнику Долохова было не нужно. Так что пусть себе стоит. Хотя сам Долохов с радостью бы устроил бы здесь переполох, чтобы вселить страх в сердца этих мирных магов. Однако этого не оценят те коллеги, у кого дети разных возрастов ходят сюда. Да и не имело пока что смысла громить это заведение. Дверь тем временем закрывалась и открывалась, посетители входили и выходили. Так что нападений на это заведение ни у кого в планах точно не было. Антонин засунул в рот очередной кусочек холодного лакомства, когда в кафе зашли. И было бы ничего, да новые посетители оказались в до боли знакомых мантиях чёрного цвета. Долохов мысленно перебрал все известные ему ругательства, и так же мысленно приложил руку к лицу, как будто стирая с него что-то очень липкое:
Это ещё что за ансамбль художественной самодеятельности?! Идиоты! Меня окружают одни идиоты!
Для себя Долохов пока не решил, что с ними делать: удавить или заавадить ко всем дементорам, чтобы не мучались. Хотя очень хотелось надеяться, что это не зеленые новобранцы, решившие доказать, что они чего-то стоят, а просто посторонние идиоты, не имеющие никакого отношения к организации, в которой состоял Антонин.

+1

5

Гринграсс стоически терпел головную боль, оглядывая немногочисленных посетителей. Одно лицо привлекло внимание. Где-то он уже встречался с господином, сидящим у окна. Когда-то давно... Обычно Гидеон, в попытках не расслабляться и тренировать память, всегда старался вспомнить при каких обстоятельствах он когда-либо с кем-то встречался. Даже если это было случайное лицо в толпе. Но сегодняшняя мигрень и усталость почти доконали его, а сил хватало только на то, чтобы сдержанно улыбаться и мелкими глотками пить кофе.

А они понадобились. Чтобы удержать улыбку на лице при заявлении Одилии о детях. Конечно, он собирался вступить в брак именно с этой целью. Как только у него родится сын, долг перед своим древним родом можно будет считать выполненным и успокоиться. Но слышать подобные рассуждения от невесты все равно было неожиданно. И страшно. “Реагируй как-нибудь!” одернул аристократ сам себя. Он накрыл ладонь Одилии своей и улыбнулся чуть шире.

Конечно, дорогая. Все именно так и будет. Я уверен, у нас будут чудесные дети.

Мерлин свидетель, эти слова чуть не разрушили остатки его самоконтроля. Представить себя отцом он не мог. Тем более, нескольких детей. Что он им даст кроме громкой фамилии и состояния? Любовь? Заботу? “Не смешите меня!” Смеяться Гринграссу не хочется. И чтобы отвлечься, он смотрит в окно. Напрягается раньше, чем осознает, что, а точнее КОГО он видит в шаге от входной двери.

Его рука резко сжимается на запястье невесты. Взгляд направлен мимо нее. Лицо мгновенно теряет все признаки каких-либо эмоций и становится очень напряженным.

Одилия. Слушай внимательно. Не оборачивайся. НЕМЕДЛЕННО аппарируй домой. Сейчас же!

Голос не терпит возражений. Таким голосом не произносят просьб, а отдают приказы.Гидеон быстро оглядывает зал кафе. Официант за стойкой, трое детей в дальнем углу, пожилая пара за столиком у камина. Одинокий мужчина с таким знакомым лицом у окна. 

Так, старики смогут уйти камином, у официанта за спиной дверь в подсобку, Одилия аппарирует, мужчина за столиком, на крайний случай, выйдет через витрину. Остаются дети. Драккл раздери, да где же их родители?

Гидеон резким движением вскакивает, привлекая внимание зловещих фигур к себе, рывком отправляя ничего не понимающую Одилию себе за спину. “Только не замирай. Аппарируй, ну же!” Одновременно с этим он подает голос.

Пожиратели! —  громко кричит Гидеон. Он знает, что это слово все объяснит каждому из присутствующих. Это проще, чем объяснять, что происходит. Первая чара срывается с палочки аристократа и без предупреждения летит в одного из вошедших волшебников и сбивает его с ног. Краем глаза, выставляя хитрый аврорский щит, Гринграсс видит зеленое пламя камина: пожилая пара не заставила себя долго ждать. Его дела плохи. Он связан законом. Вошедшие волшебники не ограничены ничем кроме мастерства, а понять кто прячется под маской: вчерашний школьник или матерый боевой маг невозможно пока, он не начнет действовать.

Если полетят Авады — дело скверно. Обнадеживает только один факт: опытный боевой маг не вошел бы в кафе мороженое посреди бела дня через дверь. “И почему мне так везет на такие нелепые встречи?” Мелькает мысль. Гидеон все еще не слышит хлопка трансгрессии за спиной.

Одилия. Аппарируй немедленно! 

Повторяет волшебник. Его так и подмывает посмотреть, что там делает невеста, но он не может позволить себе выпустить из поля зрения нападающих. В конце концов, пусть отвлекутся на него и дадут возможность другим людям покинуть кафе. Гринграсс понимает, что его щит не спасет от Авады. Или чего-нибудь темного и изощренного. Второй нападавший быстро вскидывает палочку. Гидеон напряженно прищуривается: момент истины. 

Экспульсо! — взрывная чара бессильно разбивается о щит, разработанный авроратом для защиты от более мощных атак. Гринграсс незаметно выдыхает сквозь зубы. “Все-таки новичок.

+2

6

-...у нас будут чудесные дети. - он снова касается ее руки, ласково и легко. Одилия успевает представить как он входит в это кафе через несколько лет, держа за руки двух малышей. Их малышей. Его улыбка сейчас согревает ее и подстёгивает воображение.
Но больше ничего Одилия представить не успела, потому что его ласковая рука, секунду назад гладившая ее руку, вдруг резко и крепко сжала ее запястье. Девушка уже хотела что-то сказать, но посмотрев на окаменевшее лицо Гидеона, промолчала. Что-то не так.

-Одилия. Слушай внимательно. Не оборачивайся. Немедленно аппарируй домой. Сейчас же!

Что-то определенно произошло. Гидеон ни разу до сих пор не позволял себе обращаться к ней на "ты". Да к тому же столь резко, словно приказывая. Девушка еще не успела сообразить, что же произошло, а Гидеон уже вскочил на ноги, оттесняя ее себе за спину.

Его голос набатом прозвучал в ее голове. Пожиратели! Срочно аппарировать домой. Краем глаза Одилия заметила пару зелёных вспышек - благообразный старичок увёл свою престарелую супругу через камин. Из-за плеча жениха девушка видела вошедших, один из которых уже упал от заклинания Гидеона. Мужчина, сидевший в углу, наверняка тоже сейчас уйдет камином.

Одилия уже приготовилась выполнить веление будущего супруга, но услышала позади себя тихий вздох и обернулась. Дети. Совсем малыши, не старше одиннадцати - двенадцати лет. Где их родители? Как можно отпускать таких маленьких детей одних в такое время? И камин от них далеко, а они напуганы...

-Одилия. Аппарируй немедленно! - Его голос помог девушке быстро принять решение. Правда не то, на которое рассчитывал Гидеон. Одилия метнулась к детям… Она и сама не понимала ещё, что собирается сделать. Порыв прикрыть, защитить был инстинктивным. До них всего три шага… Нужно их увести отсюда.

Нельзя поворачиваться спиной к врагу, но девушка не обладала навыками бывалых авроров и допустила ошибку, которая могла стоить ей жизни. Но видимо ангел-хранитель девушки сегодня был настороже. Едва Одилия успела сгрести в охапку всех трёх деток, как ощутила удар. Не в спину, а будто что-то ударилось о стекло в сантиметре от тела и взорвалось, а сама преграда осыпалась звонким мелким крошевом. Заклятие. Амулет. Так вот как это работает. Радость от того, что защита сработала, мгновенно сменилась пониманием - больше защиты нет. Между ней и людьми в белых масках сейчас ее жених и собственные, крайне слабые, навыки в дуэлях. Одилия понимала, что ей сейчас прежде всего надо увести малышей. Впервые она почувствовала себя взрослой и ответственной за кого-то, что позволяло ей не удариться в панику, а собраться и действовать. Гидеону сейчас не до них. Бросив взгляд на любимого она осознала, что ничем не может помочь ему. Лучшее, что она может для него сейчас сделать - безопасно покинуть это помещение.

-Давайте играть в клубкопухов, - едва слышно шепчет крохам, найдя в себе мужество ласково улыбнуться им, - сейчас мы присядем и медленно покатимся вон туда.

Подобрав юбку она присаживается на корточки рядом с ними и подталкивает испуганных и оттого послушных детей к дальней стене, к спасительному камину. Что делать, какие чары могут помочь? В голову приходило только простейшее "протего".

Добравшись до камина, не иначе как чудом, не попав ни под одно заклятие, Одилия вдруг вспомнила, что не знает, куда отправить детей. Девичья рука крепче стиснула палочку и… Решение созрело мгновенно. Одного за другим она впихнула малышей в камин. Три горсти Летучего пороха.

-Лавка Оливандера.

Оттуда они наверняка знают дорогу домой. Теперь можно и самой уходить. Но тут горшочек лопнул в ее руке от прилетевшего заклятия и Летучий порох пылевым облаком взметнулся и осел на пол и одежду девушки, превращая каштановые кудри в седоватые. Не успела.

Теперь, когда защищать стало некого, Одилию накрыло волной понимания происходящего и ей стало страшно по-настоящему. Всё, что она слышала об этих людях, всё, что казалось ей далёким, как страшный сон, сейчас становилось кошмарной реальностью. То, что можно аппарировать, совсем вылетело у нее из головы. Она застыла, понимая, что является сейчас отличной мишенью, но не в силах пошевелиться.

Отредактировано Odile Rosier (2019-08-29 12:35:30)

+2

7

Какие ещё Пожиратели? Сосунки недоделанные! Позор, да и только, - спокойно и хладнокровно подумал Антонин, задумчиво кладя шарик мороженного себе в рот, глядя на начащих творить банальный разгром, недопожирателей. - Ну ничего, я поучу их хорошим манерам. Либо напрочь отобъю желание самовольничать. Ишь, ансамбль песни и пляски выискался!
Тем временем краем глаза Долохов заметил фигуру осведомителя-аврора. Тот заметил Антонина, но мужчина показал своему знакомум знак - скрестил ложку и палец буквой "Х". Аврор кивнул, но тем не менее решительными шагами направился в кафе, вытащив палочку, и уже через минуту ворвался в кафе. И, разумеется, он не мог не заметить хаос в кафе, и людей в чёрном, что громили кафе изнутри. Однако многие посетители добирались до камина, и там исчезали. Антонин лишь мысленно усмехнулся.
Вот ещё одно доказательство неопытности этих...хм...горе-Пожирателей. Опытные бойцы первым делом взорвали бы камин и вообще перекрыли все выходы и входы, не дав и человеку аппарировать. А этот, кто крикнул "Пожиратели", не сплоховал. Быстро среагировал. И я его где-то уже раньше встречал. Главное, где? Ладно, этот вопрос оставим на потом.
Антонин пока медленно и неспеша доедал мороженное, сотаваясь спокойным, аки удав, в таком состоянии. Но тем не менее он очень даже внимательно наблюдал за происходящим, и, будучи опытным дуэлянтом, был готов в любой момент вытащить палочку. Порция была небольшой, а мороженое легко и слишком уж быстро попадало с языка в желудок. Так что очень скоро вазочка с мороженым опустела. К счастью "Пожиратели" были заняты разгромом, аврором и посетителями, которые суетились, привлекая к себе внимание, чем осматривая помещение.
Лучше было бы забаррикодировать все входы и выходы, а затем осмотреть помещение, вдруг кого не заметили, не учли, может кто есть, тот, что может незметно покинуть здание и призвать на помощь..., - кладя ложечку в пустую вазочку, мысленно хмыкнул про себя опытный Пожиратель.
- Ну что, девочки, потанцуем, раз уж зашла такая вечеринка? - доставая свою палочку, неспеша подоходя к Пожирателям, произнёс насмешливо Долохов, несколько секунд назад покинув столик, за которым сидел.
Маг держал палочку нарочито-небрежно, как сигару. И на его лице расплылась весьма ехидненькая ухмылочка. Это значило лишь одно - то, что Долохов эти чёрные плащики всерьёз не воспринимал.
Судя по заклинаниям, это - вчерашние школьники. Возможно со Слизерина, но и то не факт, - с интонацией типа "как же мне это надоело" или в этом роде, подумал Антонин. Все заклятия у них из школьной программы.
- Это ты у нас станцуешь! - впервые "Пожиратели" подали голос, и говоривший, судя по всему, был 18-19 лет, не старше.
- Вы так уверены, девочки? Рискините, - рассмеялся Долохов, ведь чего бы и не посмеяться над теми, кто тебя так веселит.
Ведь даже внешне видно, что он - старше, а значит и опытней этой мелюзги, которая только и умела, что бомбардой кидаться, да ещё несколькими простейшими, и крикнул, не дождавшись: Депульсо!
Это заклинание было направлено на говорившего. Долохову было плевать, кого отбросить, и подальше. Наконец, только вот это было сделано достаточно поздно, когда большинство уже покинуло кафе, кто-то Бомбардой разнёс камин.
Желающие ещё будут? - издевательски-невинно поинтересовался у "Пожирателей" Антонин. - Ну, девочки, смелее!
И рассмеялся. Потому что эти юнцы его забавляли.

+2

8

Гринграсс уверенно занимает оборонительную позицию в надежде потянуть время и дать гражданским уйти с поля боя, но его волосы становятся дыбом, когда краем глаза он замечает хрупкий девичий силуэт, метнувшийся в сторону детей.  И почти останавливается сердце, когда алая вспышка летит в незащищенную спину Одилии. В этот момент в голове почти формируется слово очень похожее на нецензурное. Но фамильная защита перстня сработала, осыпавшись с тихим стекольным звоном. 

Гидеон шипит и растягивает свой щит, тем самым истончая его, но прикрывая траекторию движения невесты и детей. Спасенные школьники скрываются в камине, и аристократ мысленно молит Одилию следовать за ними, но видимо весь адреналин в крови девушки перекипел, а внезапный взрыв баночки каминного пороха обескуражил. Она растеряно захлопала глазами и замерла. Гринграсс ругаясь сквозь зубы шагнул к ней.

Один из самых плохих сценариев в бою — это мечущиеся по полю боя гражданские, которых дополнительно приходится оберегать и прикрывать. Следить, чтобы не попасть в них собственными заклинаниями и отводить чужие. И сейчас этот сценарий разыгрывался с участием его прекрасной невесты, которая оказалась слишком сердобольной, чтобы бросить детей и спастись. “А ты бы бросил детей, Сир?” ехидничает внутренний голос.

В этот момент на сцене появилось новое действующее лицо. Мужчина, сидевший у окна легкой походкой опасного бойца, шагнул на поле боя, словно на тренировочный полигон. Его манера держать палочку, веселый голос, и хищная улыбка демонстрировали полную уверенность в контроле над ситуацией. Гидеон хоть убей не мог вспомнить, где видел этого волшебника, но в голове крутилось имя. “Энтони?... Нет. Как-то по-другому...” Новоприбывший маг стал расшвыривать нападавших как котят, к нему подключился волшебник, смутно знакомый по службе в аврорате. 

Можно увести Одилию. Эти двое сами справятся.” Мелькает в голове мысль, но шум из подсобки за витриной с десертами отвлекает Гидеона. Он оборачивается, теряя драгоценные мгновения, успевает отметить выкатившееся мертвое тело официанта с рассеченным лицом и удивленно открытыми глазами “Очень молодой...” машинально щелкает в голове. А затем раздаются множественные хлопки аппарации. И это прибывают не те, на кого рассчитывал Гринграсс.

Фигуры в черных балахонах и уродливых серебряных масках множатся, как в дурном сне. Только что в кафе было двое недоучек против трех боевых магов, а сейчас они окружены десятком противников и расклад сменяется в худшую сторону. Гидеон успевает обездвижить одного, швырнуть в стену другого и отразить заклинание третьего, как за спиной раздается испуганный вскрик Одилии. Гринграсс разворачивается, пропускает летящий осколок, царапающий лоб. Кровь течет по лицу, но волшебник не обращает внимания на такие мелочи. Он каменеет. 

Темная фигура в балахоне по-хозяйски притянула к себе девушку за талию. Волшебная палочка приставлена к голове заложницы. Из-под маски звучит измененный магией голос.

Сдавайтесь. Или эта милая леди умрет.

В кафе повисает тишина. 

Второй и, пожалуй, наихудший сценарий — это захват заложников. Гидеон оглядывается. Десяток противников против троих боевых магов. При чем, подоспевший на подмогу аврор уже ранен в правую руку и с трудом может ее поднять. Скверно. Мэрлин, как скверно! Гринграсс медленно опускает руки и демонстративно убирает палочку в ножны на левой руке, рассчитывая момент, когда Пожиратель, держащий Одилию хоть немного раскроется, считая безоружного волшебника безопасным. Разозлить. Перевести гнев на себя. Спровоцировать. Уверенным надменным, привыкшим повелевать, голосом он произносит, вальяжно и плавно “Эх, кузен Люциус не видит! Он бы одобрил” перемещаясь чуть ближе в Пожирателю.

Любопытная тактика. “Защищая” — Гидеон выплевывает это слово. Шаг. Шаг. — интересы чистокровных, вы нападаете на представителей Священных двадцати восьми? Может вам брошюрки отпечатать с портретами тех, на кого не стоит разевать вашу пасть? —  Гринграсс добавляет в голос презрения. Еще шаг. — Ваш, так называемый Лорд вообще в курсе, что его детишки сбежали в кафе мороженное? Или вы удрали тайком от папочки?

Ах ты... — Пожиратель не выдерживает, он отводит палочку от головы девушки и направляет ее на Гринграсса. Именно этого и ждет бывший аврор. Рывком обходя противника слева, он захватывает его запястье правой рукой, а левой что есть сил бьет основанием ладони в локтевой сустав. “Только бы не промазать!” Нет. Попал. Раздается отчетливый хруст. Рука Пожирателя сгибается под тем неприятным углом, который не задуман природой и тот с воем падает на пол, роняя оружие и выпуская девушку. Гринграсс оттесняет напуганную невесту к стене, прикрывая собой и выставив мгновенно выхваченную палочку в защитном жесте. Минутное затишье вновь сменяется чередой заклинаний.

Отредактировано Gideon Greengrass (2019-08-31 14:17:22)

+2

9

Одилия видит, что на помощь Гидеону пришел мужчина, ранее сидевший за дальним столиком. Вдвоем они справятся. Надо уходить. Одилия попыталась собрать остатки мужества, сосредоточиться, чтоб аппарировать домой, и ей это почти удалось. Помешало ей тело официанта, упавшее из-за стойки в нескольких шагах от нее. Девушка взглянула на молодого, не старше ее самой, парнишку, и ощутила тошноту. Одилия была комнатным цветком, папиной принцессой. Ей не доводилось видеть даже то, как рубят курицу. И сейчас, глядя в стеклянные глаза мертвого паренька, она не верила, что это все происходит на самом деле. Стены ее уютного маленького мирка, в котором не бывало ничего страшнее разбитой коленки и пятнышка на платьице, сейчас с треском рушились, являя взору девушки реальность. Так не бывает! Это всё просто кошмарный сон!
Одилия, охваченная ужасом от происходящего, не обратила внимания на хлопки аппарации, а зря. Снова момент упущен. Одилия успевает увидеть, что в кафе стало больше народа и большинство из них в белых масках. Внезапно чья-то сильная рука обхватили ее за талию и Одилия вскрикнула. Висок больно кольнула палочка, голос человека, пленившего ее, показался ненастоящим:
-Сдавайся. Или эта милая леди умрёт.
В помещении повисла тяжёлая тишина.
Круглыми от ужаса глазами Одилия смотрит на Гидеона, замечая кровь на его лице. Он ранен. Позже, вспоминая этот момент, девушка не могла понять, чего она тогда больше боялась. Того, что погибнет он, того, что убьют ее саму, или того, что она не выполнила его приказ и не успела уйти, тем самым подставив любимого.
Одилия думала, что Гидеон постарается договориться с человеком, который схватил ее. Вместо этого мужчина неожиданно начал оскорблять того, кто по слухам является предводителем этих особ в масках. Одилия слышала о Темном лорде мало, но и этого хватило для того, чтоб понять - это очень страшный человек. Гидеон сошел с ума! Что он творит?! Зачем он злит врага? Да их же сейчас… как того официанта…
Гидеон с отвращением выплевывает оскорбления в лицо врага и, кажется, даже не замечает свою невесту. Одилии не хватало воздуха, она задыхалась в тесном захвате.
-Ах, ты…
Разозлить противника удалось и тот, убрав палочку от девушки, нацелил ее на Гидеона. Дальше всё случилось мгновенно. Вот Гидеон делает шаг навстречу, берет выставленную с палочкой руку за запястье… Молниеносное движение, отвратительный хруст, дикий болезненный вопль и Одилию уже никто не держит. Гидеон оттесняет девушку к стене, закрывает собой. Минутная тишина вновь превращается в шум боя, но Одилии не до того. Только сейчас, глядя из-за плеча жениха на корчащегося на полу человека, который хотел убить ее пару минут назад, она сообразила, что за хруст слышала и поняла что сделал Гидеон. А ещё поняла, что он явно не впервые это проделывал и сама сложившаяся ситуация ему не в новинку - слишком уж уверенно он действовал. Неужели вот это и есть его жизнь? Его работа?
Девушку затошнило с новой силой, она побелела, закрыла рот ладошкой и вжалась в стену, стараясь не отвлекать Гидеона.

+1

10

Уродливые маски - прямое оскорбление настоящим Пожирателям. Губы Долохова скривились в презрительной ухмылке. Он жаждал наказать тех, кто осмелился своими ничтожными действиями подвергать осмеянию действительно серьёзную организацию, состоящую из боевых магов и пары ведьм. Но Антонин ничем не выдал своих чувств, в основном состоящих из негодования и злости.
- Я так понимаю, вы только начали обучаться танцам. А вашим учителям либо не достаёт мастерства, либо опыта. В любом случае на месте ваших родителей я бы давно уволил таких учителей. Зато летаете вы без метлы хорошо. Квидиччем заняться не пытались? А то бы вы легко преуспели на том поприще больше, чем на этом! Конъюктвитус! Сразу видно, что вы к полёту более талантливы. Депульсо! - с милой улыбочкой и издевательским тоном, с добавлением откровенной скуки произнёс Антонин, задумчиво глядя, как тушки ребят в чёрном летят в разные стороны. - О, как низко полетели. Должно быть к дождю.
Он специально злил этих неучей. Да, эти детишки сумели навести шороха, напугав манов-обывателей. Но в них не ощущалось того стержня, что Долохов видел и замечал не только в матерых темных боевых магах, своих коллегах, но даже в новичках. Это были целеустремленность, решительность, преданность делу и некоторое достоинство. Здесь же Антонин не видел ничего из этого. Лишь ничем не подкрепленный пафос, желание показать свою силу, упиваясь безнаказанностью и слабостью других. Эдакие крысы, что предпочитают нападать на беззащитных котят, а не на взрослых котов, что могут этих крыс сожрать без соли и перца, или иных других приправ.
- Что, жить надоело? - подал голос один из тех парней в черном, кто всё ещё стоял на ногах.
Долохов, который не обращал внимания на творящееся вокруг, медленно повернул голову чуть вправо, в сторону говорящего.
- Это ты мне, мусор? - презрительно вскинув бровь поинтересовался маг, и перевел взгляд на другого носителя просторного плащика.
Этот другой привлек внимание владельца бара в Лютном тем, что захватил какую-то девушку в заложники. За заложницу вступился маг, смутно знакомый Долохову. Только вот его имени и обстоятельства знакомства Тони не помнил. Но лишь усмехнулся, решив продолжить сарказм говорившего посетителя, подхватив его тон.
- Похоже детишкам с папочкой стало скучно, вот они и решили отдохнуть от надзора взрослых, себя порадовать, побаловать, - обратился Долохов к магу.
К недопожирателям - ноль внимания, фунт презрения. Тем более тут и без него справляются. Скучающим взглядом, поскольку те, кто осмелился напасть на него, возомнив невесть кем, уже спали крепким сном, не мешая другому магу сражаться с тем, кто недавно держал заложницу, Антонин оглядел кафе. Точнее то, что от него осталось. И он первым заметил приближение новых фигур в чёрном. Однако то, как они шли, Долохов понял, это подмога для тех, кто в кафе. Но решил не портить себе всё веселье. Тем более последний из тех, кто в кафе пришел не в качестве посетителей, с воем выполнил палочку и отпустил девушку. И тут в кафе входят они, свежее мясо.
- О, еще смертнички пришли, - ухмыльнулся Тони, как заправский дуэлянтов, коим и был по сути, держа палочку наготове. - Ну что ж, посмотрим, чего стоите вы. Или у вас смелости, когда семеро против одного? Что ж, тогда давайте не мелочиться, девочки из местного ансабля имени не пойми кого. А то я скоро от скуки подохну!
- Ах ты! - а Долохов этого и ждал, выкрикнув пару заклинаний типа Остолбеней и Обезоруживающих.
Их было много. Но разве это не весело?

+1


Вы здесь » the Last Spell » Неоконченные эпизоды » А на десерт...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC