1/08 - теракт на Angel 0 замяли в прессе;
3/08 - из строя вышли все волшебные палочки с сердцевиной дракона
07/08 - Министерство оказывает помощь молодым предпринимателям - открытие необычного маркета "Звонкая Аллея"
20/08- драконы в Гринвиче! Район оцеплен сотруднками, ведётся расследование;
24/08 - загадочный пожар в Уатчапеле
07.09.19 привет, у нас сменился дизайн, заметили? а еще мы обновили хронологию и сюжет, немного переделали банк, запустили низзлов и в скором времени планируем кое-то еще. подробности здесь

06.09.19 форум перешагнул рубеж в три месяца и в честь этого домовые эльфы закрыли его на ночную профилактику
Так она и думала. С того самого момента, как вычитала в старой книжке о тварях, что отбирают удачу. Через неделю всё наладится. Если внимательно следить за тем, чтобы не покусали вновь. Если не ездить к морю. Если не быть Руби Марш... <читать полностью>

the Last Spell

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Last Spell » Завершенные эпизоды » Роза в зеленой траве


Роза в зеленой траве

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Роза в зеленой траве
Gideon Greengrass и Odile Rosier

http://sd.uploads.ru/t/LdhcU.png

Выходя замуж, девушка меняет внимание многих мужчин на невнимание одного.

Поместье Розье, январь 1978 года.

Отгремел прием в честь помолвки Гидеона Гринграсса и юной Одилии Розье. Гости разъехались, и у будущих супругов есть некоторое время, пока приличия позволяют им побыть наедине.


Отредактировано Gideon Greengrass (2019-07-25 20:37:09)

+2

2

Последний гость исчезает в изумрудной вспышке камина и Гринграсс позволяет себе чуть заметный облегчённый выдох. Бедняжка Одилия едва держится на ногах от усталости, хоть и не показывает этого. “Стойкая девочка” Поглядывая на бледное личико будущей жены, Гидеон провожает ее к софе, заботливо усаживает, подкладывая подушку под спину.

Сам аристократ вымотан. Волшебник не привык к приемам, в центре которых оказывается он сам. Последнее подобное мероприятие было на празднование его дня рождения после окончания Хогвартса. Потом годы учебы в аврорате и службы в министерстве, съедали ничего не значащий для волшебника праздник, чему он был несказанно рад.

Однако для Одиллии это очень важный день. И Гидеон не намерен отлынивать от своих светских обязанностей. Он оборачивается к софе, на которой сидела Одилия. Напряженные плечи, прямая спина, так и не коснувшаяся подушки... Девушка все еще стремилась соблюдать все, положенные приличия, несмотря на то что они остались одни. Ну если не считать домовых эльфов, беззвучно собирающих посуду в зале приемов.

Гринграсс вздохнул. Эта юная нежная девушка, такая чистая и безукоризненная, зачем-то выбрала его. Волшебник вовсе не стремился к женитьбе, всегда пропадал на работе "Ты знаешь почему ты не хочешь жениться! Заткнись!". Но милая Одилия проявила достойную уважения стойкость, выбрав в мужья Гидеона. Сумела донести свои желания до своего отца. Тот, в свою очередь, сумел договориться Гилбертом Гринграссом. А там еще и матери подключились. В итоге всей этой полувоенной кампании, Гидеон сдался почти без боя. Того требовал Род и приличия. И сегодня он, держа ладони на тонких запястьях Одилии, с утра встречал гостей, на главной лестнице поместья Розье.

От неимоверного количества улыбок за день сводит лицо. Гринграсс чуть заметно морщится. На подобных мероприятиях он привык тенью скользить вдоль стен, исподволь дирижируя всем, что происходит вокруг, следя за каждым гостем и не оставляя без внимания мелочи. Сегодня он был в центре событий и это раздражало. Он бы почти беспомощен.

"Забудь о себе, как делал всегда. Заботься о других!" Выдохнув, аристократ наливает пару бокалов пунша, укладывает несколько крошечных бутербродов и тарталеток на тарелку, ставит все это на поднос и устремляется к своей невесте. Угощение, повинуясь магии, плывет вслед за ним. Гринграсс сейчас бы с удовольствием укрылся в прохладе своего кабинета, однако приличия и въевшийся образ, не позволяют оставить невесту прямо сейчас. Кажется, девушке требуется капля душевности и заботы. Всего-то капля у Гидеона и есть... Одилия все еще бледна, и аристократ присаживается рядом в кресло, чтобы не смущать невесту излишней близостью. Заглядывает в красивые юные глаза.

— Мисс Розье, прошу вас. Вам нужно восстановить силы. — поднос опускается на маленький резной столик. Волшебник какое-то время медлит. Не то чтобы он хотел... Не то, чтобы ему было нужно, но... "Ей это важно!"

— Мисс Розье, могу я теперь звать вас Одилией? — он заботливо массирует тонкие запястья невесты... “Почти такие же тонкие как у... НЕТ! Не думай о нем.…”

Отредактировано Gideon Greengrass (2019-07-25 21:52:33)

+2

3

Сегодняшний день был самым волнительным в жизни Одилии. Она конечно привыкла к светскими приёмам, но сегодня всё было по-другому. Сегодня состоялась помолвка. Быть центром мероприятия оказалось утомительно: вечер превратился для девушки в бесконечный круговорот людей, поздравляющих, что-то советующих.

Зелёное пламя вспыхнуло и угасло за последним гостем. Одилия не сдержала облегчённого вздоха - как же она устала сегодня, кажется, что ещё миг и она упадет, но мистер Гринграсс, будто прочтя ее мысли, в миг оказался рядом и проводил до софы. Хоть сейчас рядом и не было чужих, воспитание не позволяло Одилии распустить себя и развалиться на диване, как клякса, поэтому она продолжала сидеть безупречно ровно, невзирая на усталость.

Весь день Одилия мечтала, чтоб все исчезли и оставили их вдвоем, и вот теперь она смотрела, как мистер Гринграсс хлопочет у столика, разливая напиток в два бокала, укладывает на тарелочку бутерброды. Этот мужчина ее жених. Невероятно. Это определенно сон, не верится, что рара́ поддержал дочь в ее желании выйти замуж именно за этого человека, не верится, что мистер Гринграсс ответил ей взаимностью. Кто-то скажет, что брак по любви у аристократов не возможен, но у них всё будет по другому. Одилия смотрела на мужчину, который сегодня перед друзьями и родственниками, назвал ее своей невестой. Серьезный, внимательный, обходительный, заботливый. Он такой… . такой… .Идеальный. Юная Розье не сомневалась в чувствах мистера Гринграсса. Не может мужчина так смотреть на девушку, если она ему безразлична, не может с такой нежностью держать ее за руку.

Вот он подошёл и сел в кресло напротив. Все правильно. Как бы то ни было, но они пока не женаты и разумеется мистер Гринграсс не хочет смущать юную невесту. Воспитание позволило девушке оценить его деликатность.

- Мисс Розье, прошу вас. Вам нужно восстановить силы. - его голос окутывает ее надёжностью, отзывается теплом в груди. И рука сама тянется к предложенному им бокалу с пуншем.

- Мисс Розье, могу я теперь называть вас Одилией?

Она подняла глаза и встретилась с ним взглядом, очаровательно улыбнулась:

- Разумеется. Думаю, будет правильно, если и я стану отныне называть вас Гидеон.

Ожидая его ответа Одилия перевела взгляд на его губы. В школе она не раз заставала в общей гостиной факультета целующиеся парочки, но никогда им не завидовала. А вот сейчас ей захотелось, чтоб Гидеон ее поцеловал, но понимала, что сказать ему об этом не осмелится. От этих мыслей стало горячо щекам, Одилия поскорее отвела взгляд и сделала вид, что огонь в камине ее очень заинтересовал.

+2

4

— Разумеется. Думаю, будет правильно, если и я стану отныне называть вас Гидеон.

Она мило краснеет и отводит глаза. Гринграсс надеется, что его лицо не выражает ничего, кроме заботы, а во взгляде достаточно теплоты. Играть неравнодушие выматывает. Гидеон ненавидит задания под прикрытием за необходимость притворяться и лгать. А этот брак грозит перерасти в самую большую ложь в его жизни. “Я совершил ошибку.” Эта мысль холодным камнем ложится в душу. На долгие годы вперед.

“Гидеон”. Так Гринграсса называют единицы. Он уже отвык произносить это имя в отрыве от фамилии. Придется привыкнуть к тому, что теперь эти нежные уста будут каждый день звать его по имени.

“Она так юна. Могла бы встретить кого-нибудь достойного. Кто сделал бы ее счастливой. Кого-нибудь...нормального.” Гринграссу почти физически больно от того, что юная наивная девушка в порыве детской влюбленности совершила ошибку, о которое потом пожалеет. Он, во всяком случае, уже жалеет.

— Конечно, — улыбаясь кивает волшебник, выпуская из рук запястья девушки. — Мне очень приятно слышать свое имя из ваших уст, Одилия.

Чтобы скрыть неловкое молчание, Гидеон берет бокал с пуншем и делает глоток. Как только позволят приличия, он вернется в свой полутемный кабинет, запрется и надерется огневиски, пытаясь заглушить чувство вины и отчаяния. Завтра выходной, на который, в связи с помолвкой, начальство буквально выперло упорного сотрудника.

Девушка молчит и смотрит на огонь. Мерлин великий! Ему не о чем с ней говорить. Неужели, в подобном молчании пройдет вся их супружеская жизнь?! Подавив наступающую панику, Гринграсс вспомнил все, что специально читал в дамских романах перед помолвкой. Кажется, сейчас удачный момент для поцелуя? Но Гидеон не готов. Просто не может заставить себя прикоснуться своими губами к губам невесты.

Волшебник скользит взглядом по точеным скулам, нежному овалу лица, напряженным плечикам. Одилия — воплощенная мечта любого аристократа. Каждый был бы счастлив назвать ее своей женой. А она выбрала в мужья того, что не способен оценить такой подарок судьбы. Долг требует продолжения рода. Это единственная причина, по которой Гидеон согласился на свадьбу. А еще Одилия его не раздражала.

Гидеон отставляет бокал в сторону, обходит софу и становится за спинкой. Аккуратно и бережно кладет руки на плечи невесты и слегка, не нарушая приличий, их массирует.

— Вы очень напряжены, Одилия. Позвольте мне позаботиться о вас.

Он старается снять напряжение, сократить дистанцию. Привыкнуть прикасаться к своей невесте. И дать ей время привыкнуть к его прикосновениям. Он не может полюбить ее. Сердце Гринграсса уже занято, хоть он не признается в этом даже самому себе. Но он может постараться сделать ее счастливой. Дать ей иллюзию того, что она любима. Гидеон не готов поступить с юной Одилией жестоко и разбить ей сердце. 

В это самое мгновение, в этой самой комнате, волшебник клянется себе, что хоть он и не сможет дать своей будущей жене искренней любви, но он даст ей все остальное, на что способен. Уважение, заботу, преданность и верность. Он будет оберегать Одилию и сделает все, чтобы она так и не поняла, что совершенно и бесповоротно нелюбима.

+1

5

Одилия почти физически ощущала, что Гринграсс смотрит на неё не отрывая взгляд. Это смущало ее - ни один мужчина ещё не смотрел на нее так. И в то же время она была счастлива, ведь он не сводил с нее глаз весь день и сейчас продолжает любоваться ею.  "Как в романах. Говорят, что так не бывает. А у нас будет"
     Почему же он молчит? Одилия впервые не знала, как начать разговор. Хотя сейчас лучше всего промолчать, для разговоров будет ещё уйма времени. "Пока смерть не разлучит нас…" - кажется так говорят жених и невеста на свадьбе.
     Одилия краем глаза заметила, как Гидеон отставил в сторону свой бокал, поднялся и направился к ней. Девушка ощущала себя натянутой струной, но расслабиться не могла. Когда он  оказался так близко… Теплые нежные руки легли ей на плечи и Гидеон начал легко их массировать. Все в рамках приличий, ему разрешено это, ведь они теперь помолвлены. Его руки согревали ей не только плечи, но и, казалось, даже душу. Напряжение, копившееся весь сегодняшний день, уходило, оставляя только чувство безграничного счастья.
     Помолвлены. Значит свадьба совсем скоро. Даже самой себе Одилия бы не призналась, что в глубине души до сегодняшнего дня опасалась, как бы мистер Гринграсс не передумал жениться на ней. Упрашивая рара́ сосватать ее именно за Гринграсса Одилия понимала, сколь малы ее шансы на победу: он намного старше, такой серьезный, красивый, любая была бы счастлива назвать его мужем. Да и он со своим статусом и положением в обществе мог выбрать любую невесту. Но он всё же выбрал именно ее, Одилию. Девушке все казалось прекрасным сном и просыпаться не хотелось.
     Она заметила с какой осторожностью мистер Гринграсс ( «Нет, Гидеон. Привыкай называть его по имени» - мысленно поправила она сама себя) прикасался к ней. И оценила его тактичность. Сейчас они одни в этой гостиной, никто и ничто не мешает ему быть откровеннее в своих действиях. Например, вот сейчас он мог потребовать поцелуя от своей невесты, но не стал этого делать. Одилия не могла разобраться сейчас в своих чувствах.  Минуту назад она хотела поцелуя, а сейчас, когда он совсем рядом, так, вновь смутилась. Пожалуй, ей нужно привыкнуть к его прикосновениям, чтоб не краснеть, когда он просто берет ее за руку. Он это понимает и не спешит. Его чуткость, внимательность в отношении к ней наполнял и ее сердце нежностью, позволяя верить, что она не ошиблась и их брак будет самым счастливым.
Молчание становилось напряженным. Нужно что-то сделать. Допустимо ли девушке делать первый шаг? Но ведь это не просто шаг, это шаг навстречу любимому. "Мы почти супруги. Общество не осудит". Одилия несмело положила ладошку на его руку,  лежавшую у нее на плече, и легко погладила, а потом плавно поднялась с софы, став лицом к лицу с мужчиной. Так близко они были впервые. Точнее, впервые были сегодня днем, на церемонии, но там же была и куча гостей. Теперь же не было никого, кроме них.
- Гидеон... - девушка смотрела ему в глаза, не отпуская его руки. А что если... Одилия подалась вперед, прижалась к нему, как в танце, и сама потянулась за поцелуем.

Отредактировано Odile Rosier (2019-08-18 15:52:14)

+2

6

Гринграсс задумчиво перебирал пальцами, массируя плечи девушки. Хрупкая, напряжённая и смущенная, она была похожа на ребенка. Такая разница в возрасте! Аристократ размышлял и мысли его были не веселы. Пока невеста сидела спиной, не было необходимости держать лицо, но Гидеон машинально продолжал играть свою роль. Кругом домовые эльфы. Могут доложить, а с Арникусом лучше не шутить. 

При их первом разговоре относительно грядущей свадьбы, Гринграсс не скрывал, что не влюблен в дочь мистера Розье. Это от него и не требовалось, однако он пообещал, что Одилия не будет ни в чем нуждаться, в том числе и в заботе и внимании. А сегодня пред высшим светом и небольшим избранным кругом прессы открыто заявил, что сделает ее счастливой. Гидеон привык держать свои обещания, а значит у мисс Розье не должно закрасться ни малейшей мысли о том, что она нежеланна.

Будто угадав его мысли, Одилия вдруг легко коснулась пальчиками ладони Гидеона. Он замер, не зная, что предпринять. Будь он поопытнее в обхождении с дамами, скорее всего так бы не растерялся. Однако познания Гринграсса в области отношений с прекрасным полом дальше светских бесед и тура вальса никогда не заходили. На мгновение аристократ окаменел, но успел изобразить на лице мягкую улыбку, когда девушка поднялась и оказалась прямо перед ним. Лицом к лицу, как несколько часов назад при объявлении помолвки. Правда тогда они были окружены гостями.

— Гидеон... — тихо проговорила Одилия. Решительно шагнула к мужчине и прижалась. Он посмотрел на нее сверху вниз. В глубине души он надеялся, что близость молодой красавицы что-то в нем всколыхнет. Затронет какие-нибудь чувствительные струны в душе. Хотя бы слегка взволнует. Прислушался к себе. Нет. Ничего не дрогнуло. К красоте и близости невесты Гринграсс остался так же равнодушен, как к жемчужной булавке на галстуке или перстню на пальце. Ни-че-го. 

Девушка робко потянулась к нему и Гидеон понял, чего она ждет. Понял и то, что не может отступить или не заметить такого намека. Благовоспитанная Одилия и так отчаянно пунцовела от собственной смелости. “Давай же, поцелуй ее!” прозвучал в голове знакомый ехидный голос. 

Гринрасс ласково сжал ладонь невесты, другой рукой приподнял ее подбородок и осторожно коснулся ее губ своими. Нежно, почти невесомо. Гидеон втайне надеялся, что это выглядит просто заботой. На самом деле он мучительно не знал, что делать дальше. До этого мгновения в его жизни был всего один … поцелуй. И не то, чтобы этот опыт сильно ему помогал в данный момент.

Воспоминания смешались с действительностью и Гринграсс отстранился от девушки. Для первого раза достаточно. Наверное. Волшебник поочередно поцеловал запястья невесты. Неосознанно, ему хотелось находиться от мисс Розье подальше. Пусть события разворачиваются медленнее. 

Простите, Одилия. Я не устоял — деликатно берет он вину за поцелуй на себя. — Так же я хочу заранее извиниться. Подготовка к нашей свадьбе для меня безусловно важна, и я постараюсь уделять ей как можно больше времени, однако моя служба, вероятно, не даст мне возможности появляться у вас ежедневно. Однако, в качестве извинений, я полностью возьму на себя подготовку свадебного путешествия. У вас... у нас будет все самое лучшее. Куда бы вы хотели отправиться?

Гринграсс надеется, что она примет его редкие визиты за занятость. Что смирится с тем, что будет видеть мужа нечасто. Что она привыкнет.

+1

7

Мужчина нежно пожимает в ответ ее пальчики… Первый поцелуй. Одилия видела в школе, как целуются парочки, но сама никогда этого не делала, даже не думала о таком. Не думала до недавнего времени. Весь день сегодня она мечтала об этом и вот…Вот его рука ласково коснулась ее лица, приподнимая, приближая к себе, рождая стайку мурашек, пробежавшую по спине...

Она решилась, спровоцировала его, но совершенно не знала, что делать дальше. Одилия прикрыла глаза, доверяясь ему всецело, зная, что он то уж точно сейчас не растеряется, как она. Для него это явно не впервые. Легкий укол ревности отпустил почти мгновенно: да, возможно он целовал в школе других девочек, но жениться собрался именно на ней, Одилии Розье. Гидеон не обманул ее ожиданий: губы мужчины коснулись ее губ, осторожно, почти невесомо, но девушке сделалось жарко. Одилии казалось, что это длится вечность, хотя прошла лишь пара секунд и Гидеон отстранился. Поднять на него глаза сейчас было выше ее сил. Она чувствовала, как дрожат колени и изо всех сил старалась не показать, как ее взволновал этот весьма скромный поцелуй. Понравилось ли ему? Она понимала, что совсем не сведуща в таких делах, но ведь девушке положено хранить чистоту для супруга, так что ее неловкость в подобных вопросах делает ей честь. Ее трепещущие ресницы и вздымающаяся от участившегося дыхания грудь могли бы показаться тщательно спланированным соблазнением, но девушка выглядела настолько невинно, что было ясно - она сама не сознаёт пока силы подобных женских уловок. С безграничной нежностью Гидеон поцеловал по очереди ее хрупкие запястья. Нужно ли сейчас что-то ему сказать? Слова не шли на ум и она просто стояла, пытаясь справиться со своими эмоциями.

-Простите, Одилия, я не устоял.

Дальше он что-то говорит о предстоящей подготовке к свадьбе, своей занятости на работе, но Одилия почти не слышит его. "Я не устоял" - эти слова эхом отдавались в ее голове. Одилии льстило такое отношение к себе, давая почувствовать себя любимой и желанной. Осознать себя не ребенком, но женщиной.

Этот взрослый мужчина настолько очарован ею, что поддался искушению, хотя знал, что мистер Розье был бы очень недоволен, застань он их в этот деликатный момент. Одилия знала, что отец может быть очень суровым и тот факт, что Гидеона это не пугает, наполняло ее душу гордостью за будущего мужа.

-... Куда бы вы хотели отправиться?

Он желает сам организовать свадебное путешествие. Куда угодно? Одилия никогда не покидала Британию и вот теперь ей предстояло выбирать. Мечтая о поездке она много читала о других странах.

-Я думала о Венеции, но наверное это не лучший вариант. Поэтому я выберу Францию.- Одилия улыбнулась, глядя на жениха, и снова краснея.- Говорят Париж - город любви. На мой взгляд это самое подходящее место для Медового месяца.

+1

8

В целом, приличия соблюдены, внимание невесте уделено, осталось сделать последнее действие и можно откланиваться. Дольше оставаться не позволяет ситуация, раньше сбегать было бы невежливо. Гринграсс нащупал в кармане небольшую бархатную коробочку. Одно финальное деяние и можно вернуться домой. “Сбежать” ехидничает в голове знакомый голос.

Если взглянуть со стороны, все прошло не так уж плохо. Гости довольны, невеста рада. Всем, кроме Гидеона, вполне понравился вечер.  Что до волшебника, ну бывали в его жизни мероприятия полегче. В тот момент, когда Гринграсс думал, что вечер уже не должен стать хуже и все прошло достаточно сносно, в комнате повисает одно слово.

“Париж”

Гидеон смотрит в безмятежное лицо Одилии. “Она не могла знать... Она не специально...” Месяц в Париже. С молодой женой, к которой аристократ не испытывает ничего кроме долга. Месяц в городе, навсегда окрашенным в цвета любви к другому человеку. В городе, который БЫЛ этим самым человеком.

Гринграсс призывает на помощь все свои силы и самообладание, чтобы не дать ни одному мускулу на лице предательски дрогнуть. Делает вид, что задумался. Насколько лучше был бы вариант с Венецией.

Давай, скажи ей, что тебе не нравится Париж. Прояви малодушие! Зато честно!” подначивает тихий ехидный голос и Гидеон впервые с ним согласен. Он уже набирает воздуха, чтобы произнести эту фразу, но глядя в глаза Одилии говорит совершенно другое. То, что требует от него долг. “В конце концов, я сам дал ей выбор.”

Хорошая идея. Мне доводилось бывать в Париже. Это прекрасный город. Мы проведем там незабываемый отпуск.

Уж для меня он точно будет незабываемым. И невыносимым.

Гринграсс слегка кашляет. Пора все это заканчивать. Дольше он не вынесет. Волшебник достает из кармана маленькую бархатную коробочку и открывает, давай невесте оценить содержимое.

Одилия, я должен кое-что вам передать. — На атласной подложке переливается россыпью мелких изумрудов старинный серебряный перстень. — Когда-то он принадлежал моей матери, а до того бабушке. Это семейный артефакт, которые невесты семьи Гринграссов носят, чтобы потом передать дочери или невестке. По понятным причинам, я не намерен был вручать его при свидетелях. Этот перстень защитит вас от первого попавшего в вас заклинания. От темной магии, конечно, не спасет, но в эти опасные времена мне было бы спокойнее знать, что хотя бы от глупых случайностей вы будете защищены.

Гринграсс осторожно надевает перстень на палец невесты, несколько мгновений оглаживает пальцы, потом подносит ладошку Одилии к губам и целует.

А сейчас, прошу меня извинить, время позднее, а мне не хотелось бы вас излишне компрометировать. Я вынужден откланяться. Благодарю вас за прекрасный вечер, Одилия.

Волшебник делает шаг к невесте и целомудренно, не нарушая приличий, целует девушку в щеку, чуть сжав нежные запястья пальцами.

Домой. Скорее!” Гринграсс шагает в камин, улыбается невесте на прощение.

Я навещу вас, как только представится случай.

Зеленое пламя уносит волшебника домой. Из камина в своей квартире он выходит тяжело сгорбившись, будто силы разом его покинули. Он стаскивает парадную мантию, жилетку, галстук. Падает в кресло. Виски. Ему нужен виски и очень-очень много.  “Мерлин, зачем я согласился на эту свадьбу?!

+1

9

-Хорошая идея. Мне доводилось бывать в Париже. Это прекрасный город. Мы проведем там незабываемый отпуск.
Одилия ликовала, внешне показав это лишь скромной улыбкой. Месяц в Париже. Только вдвоём. Никто и ничто не помешает им обоим насладиться счастьем. Мысли девушки прерывает лёгкое покашливание. Перед глазами возникает бархатная коробочка. Кольцо? Почему сейчас? Наверное правильно было бы дарить такое официально. Вдруг кто-то узнает, а ведь девице неприлично принимать в подарок драгоценности, пусть и от жениха. Гидеон открыл коробочку и девушка залюбовалась лежавшим на атласе перстнем. Отблески огня камина плясали на россыпи изумрудов, превращая перстень, судя по виду - старинный, в нечто совершенно волшебное.
Одилия уже придумывала, как тактично отказаться от подарка, но мужчина не дал ей такой возможности, пресекая все возражения. Его объяснение сути подарка убедило Одилию принять перстень, тем более что Гидеон сам надел его ей на палец.
Он снова целует ее пальчики, потом прощается. Конечно, час поздний и уже становится неловко быть наедине. Одилия понимает это, и он понимает и бережёт ее репутацию.
Девушка всё ещё под впечатлением от сегодняшнего дня, вечера, поцелуя… Особенно поцелуя. И потом, такая ценная вещь ( Одилия могла понять разницу между дорогой и ценной вещью), семейная реликвия Гринграссов - для нее.
- Спасибо. Буду его носить не снимая.
Мужчина целует ее снова, на этот раз в щеку, тепло улыбается раскрасневшейся невесте и исчезает в изумрудном пламени камина.
Одилия опустилась в кресло. Усталость, копившаяся весь день, навалилась на нее с удвоенной силой. Перстень ощущался непривычной тяжестью. Красивый. Защита от заклятия. Зачем? Разве кто-то может напасть на нее дома? Да, газеты пишут о нападениях, убийствах, но рара́ всегда говорил, что опасаться этого ей не стоит. Приличных девушек не заносит в сомнительные места, а в театре или элитном ресторане не нападут, ведь такие заведения имеют надёжную охрану. Мисс Розье не считала себя трусихой. Конечно одна она редко куда-то ходила, всегда рядом были родители или брат. Но она не замечала "луж крови и гор бесчувственных тел". Нет, она не считала, что газеты лгут, но наверняка преувеличивают. Одилия крутила перстень, любуясь блеском камней. Гидеон хочет ее защитить. Чего он боится?

+2


Вы здесь » the Last Spell » Завершенные эпизоды » Роза в зеленой траве